Visa MasterCard WebMoney

Наталья Diaz Гусенцова

Коучинг и Психотерапия — две стороны одной медали!

Декабрь, 2018

Читая З. Фрейда «Вытесненное»: вытеснение в бессознательное Другого

Как нам всем известно, З. Фрейд любил анализировать творчество других людей сквозь призму психоанализа. Так родились такие его прекрасные произведения как «Бред и сны Градивы» Йенсена, «Достоевский и отцеубийство», «Леонардо да Винчи» и многие другие. В этом эссе нам хотелось бы поменяться с ним местами и проанализировать его произведение под названием «Вытеснение».

Как инструмент для исследования мы будем использовать новый взгляд на систему бессознательного и всего психического аппарата, и чтобы кратко описать его, мы приведен один «клинический» пример, которые тоже любил З. Фрейд.

Случай из практики представляет девушка 37 лет, психолог. «Я поняла одну вещь. Несколько лет назад я работала на производстве и училась на психологическом факультете. У меня возникала мысль, что и работать в дальнейшем я хотела бы именно в этой новой сфере. За три месяца до окончания обучения помню, как я совершенно четка подумала о том, что вот сейчас было бы прекрасно уйти с работы, спокойно написать диплом и потом начать искать работу уже психологом. И тут же мне пришла мысль о том, что я не могу себе позволить такой роскоши, деньги я сама зарабатываю и на еду, и на прочие расходы, и помочь мне некому. Было даже страшно подумать, что будет, если я лишусь работы. Так я и рассталась со своей мечтой, быстро забыла о ней, ведь невозможность реализации была слишком очевидной и не оставляло других вариантов. Прошло совсем немного времени, и моя начальница мне сообщает, что в Москве проводится реформа филиалов и меня решили сократить. Шок. Слезы. Как жить и учиться? Некоторое время прошло в тревоге и неопределенности. В итоге меня уволили с компенсацией, биржа труда тоже помогла, и я смогла писать диплом без необходимости поиска новой работы. Теперь я понимаю, что все к лучшему, но тогда это было тяжело переживать!»

После сопоставления нескольких таких примеров у нас возникла теория, согласно которой возврат вытесненного может происходить из сферы Внесознательного (2018) или так называемого «внешнего» по отношению к психике субъекта мира. Вытеснение происходит, как и описывает Фрейд, из области сознания\предсознательного в область бессознательного, являющегося одной из трех систем психического аппарата. Затем оно, трансформируясь, может становиться не только симптомами и замещающими образованиями, но и может быть помещено в бессознательное других людей, то есть в систему Внесознательного. Если вытесненное может нам «сигналить» через симптомы тела, которое так же является внешним объектом по отношению к психике в классическом понимании этого понятия, то логично предположить, что его действие может реализовываться и через бессознательное ближних и дальних объектов Внесознательного или, в нашем представлении, в четвертую систему нашего психического.

Если мы вернемся к приведенному нами примеру, то в виде вытеснения будет выступать желание девушки уйти с работы, для того, чтобы спокойно написать диплом, которое натыкается на другое представление в ее сознании о невозможности совершения подобного поступка, ведь она не сможет себя обеспечивать. Желание вытесняется, но вместо того, чтобы, взаимодействуя с бессознательным, стать симптомом в теле и привести ее к больничному, что косвенно будет так же исполнением ее желания, или вместо того, чтобы конвертироваться в замещающее образование в виде фобии, которая так же была бы несовместима с работой и ей пришлось бы оставаться дома (агарофобия, к примеру), оно возвращается третьим способом — через бессознательное третьих лиц, то есть через сферу Внесознательного. Этих людей девушка даже не знает лично, так как живет в другом городе и не связана с ними профессиональными отношениями, но которые так или иначе могут повлиять на ситуацию и все-таки косвенно реализовать ее желание.

«…психоаналитический опыт работы с неврозами переноса заставляет нас сделать вывод, что вытеснение – это не некий существующий изначально защитный механизм, что оно может возникнуть не раньше, чем произойдёт чёткое разделение на сознательную и бессознательную душевную деятельность…».

На наш взгляд здесь автор ведет речь о том, что есть две сферы душевной жизни, сознательная и бессознательная, между которыми безусловно существует определенная граница, преодолеть которую нужно влечению в виде представления, нагруженного аффектом, чтобы в итоге стать вытесненным и привести к неврозу. Мы целиком согласны с мыслью Фрейда и в данной работе, с помощью неё, хотим проследить возможность возврата вытеснения третьим способом, то есть через систему Внесознательного, или бессознательное Другого, а также, состоятельность нашего предположения о существовании четвертой системы психического аппарата.

1. Логика размещения вытеснения: между бегством и осуждением.

В работе «вытеснение» Фрейд говорит нам, что бегство и осуждение – это два невозможных пути для стремления-влечения, так как, во-первых, оно внутреннее и от него просто физически не сбежать и осуждение – это рассудочный акт, до которого еще и не дошли. Соответственно, положение для вытеснения остается только по середине и уход в совсем другую плоскость.

Все вышесказанное справедливо и для представленного нами случая, только вытесненное в бессознательное желание находит свое проявление через помещение вытесненного импульса в бессознательное Других, действующих в системе Внесознательного (ВСЗ). На рисунке 1 мы можем видеть, что в нашем представлении на неосознаваемом уровне система Внесознательного является ничем иным, как системой Бессознательного (БСЗ) (они тождественны). Если же мы «включаем» сознание, то оно, в силу своих свойств, создает условную границу, отделяющую объекты «внешнего» мира или систему Внесознательного от объектов внутрипсихического аппарата, от системы Бессознательного. И соответственно, у сознания есть доступ к системе Бессознательного и вытесненному материалу как через внутреннюю границу СЗ\БСЗ, так и чtрез внешнюю границу СЗ\ВСЗ. Как через сознательные проявления тела (симптомы), так и бессознательные реакции организма. Во всех случаях присутствует система Предсознательного (ПСЗ), куда в обоих случаях попадает вытесненный, временно неосознаваемый материал, готовый стать осознанным.
2018-12-25_22-31-23
2. Сущность вытеснения и условия его возникновения. Удовлетворение влечений и значение мотива неудовольствия.

Далее автор говорит о том, что сущность вытеснения состоит в удалении и отстранении какого-либо содержания из сознания. Это необходимо в случае, когда влечение несовместимо с другими требованиями и планом личности и в этом случае было бы связано с одной стороны, с наслаждением, с другой, с неприятным чувством.

Вытеснение работает крайне индивидуально, говорит он, — у каждого деривата вытесненного представления в дальнейшем может оказаться иная участь в зависимости от большей или меньшей степени искажения.

Вытеснение в высшей степени подвижно: требует длительного напряжения сил, с исчезновением которого успех его становится сомнительным, так что возникает необходимость в новом акте вытеснения. Сохранение вытеснения предполагает постоянное напряжение сил. И прекращение с экономической точки зрения означает экономию сил. Настоящая задача вытеснения – это уничтожение аффекта.

Если мы вернемся к нашему случаю, то можем предположить, исходя из приведенного случая, что те же самые механизмы вытеснения действуют и тут. Конфликт противоположных желаний налицо и здесь выливается в очень оригинальное событие в виде сокращения должности, которое косвенно реализует желаемое. Этот акт, предположительно, требует достаточной энергии или аффекта для его реализации, так как действует издалека и через бессознательное Другого, что так же свидетельствует о мобильности вытесненного.
3. Фазы вытеснения: первовытеснение и послевытеснение. Отношения между вытесненным и психическими системами.

«Репрезентация влечения развивается беспрепятственно и более содержательно, если благодаря вытеснению она лишена сознательного влияния. Она, так сказать, разрастается в темноте и находит крайние формы выражения, которые, если их переводят и предъявляют невротику, не только кажутся ему чуждыми, но и пугают его мистификацией необычайной и опасной силы влечения. Эта обманчивая сила влечения есть результат его свободного проявления в фантазии и запруживания из-за отсутствия удовлетворения. То, что этот последний результат связан с вытеснением, указывает на то, в чём нам нужно искать его истинное значение».

С нашей точки зрения эта цитата говорит нам, что суть вытеснения заключается в том, чтобы дать желанию второй шанс на проявление влечению, что вне системы сознания становится вероятным. В бессознательном вытесненное может развиваться и принимать неконтролируемые формы, что в итоге, после определенных превращений, может способствовать его реализации. Фазы вытеснения так же работают на это.

Следуя мысли Фрейда в его тексте, мы понимаем, что первичное вытеснение (первая фаза вытеснения): в сознание не допускается психическое представление влечения. С этим связана фиксация – соответствующее представление с этого момента остается без изменений, а влечение связано с ним.

Вторая ступень вытеснения, вытеснение в собственном смысле, касается психических дериватов указанного вытесненного представления, связанного с влечением, или мыслей, происходящих из других источников, но вступивших в ассоциативную связь с этим представлением (та же участь, что у первичного вытеснения, проталкивание).

Вытеснение не препятствует сохраняться в бессознательном представлениям, связанным с влечением, продолжать им дальше организовываться, давать новые психические дериваты и завязывать новые в ассоциативные связи. Вытеснение нарушает только связь с сознанием.
Неверно и то, что вытеснение отстраняет от сознания все дериваты первично вытесненного. Доступ в сознание свободен, если они достаточно отдалились от основного психического представления, первично связанного с влечением. Возможен так же возврат вытесненного.

Нам на данном этапе сложно просчитать точно все фазы развития вытеснения провоцирующего возврат вытесненного через Внесознательное, но можно предположить некоторое сходство механизмов. Так же возможна фиксация, проталкивание. Вытеснение так же нарушает связь с сознанием, хотя и может допустить до него в видоизмененной форме, что безусловно важно, так как именно это в последствие может влиять на сценарий разворачивающихся «вовне» событий, как все-таки потеря работы, но с «компенсацией» как в смысле денег, так и моральной.
4. Представление, сумма аффекта и их различные судьбы в процессе вытеснения.
В тексте мы находим, что влечение – это представление или группа представлений, которые влечение наделило известной

суммой психической энергии (либидо, интереса) — аффекта. Аффект тоже подвержен вытеснению, но совершенно отличного от вытеснения представления.
Количественный фактор коррелята влечения может иметь 3 судьбы: влечение может быть совершенно подавлено, так, что нельзя найти никаких его признаков, или оно проявляется как качественно окрашенный аффект, или же оно превращается в страх.

С информацией первого абзаца относительно возврата вытеснения через Внесознательное мы полностью согласны. Что касается количественного фактора коррелята влечения, то наш клинический опыт говорит нам о том, что вытесненное не может быть полностью подавлено. Так или иначе, оно всегда найдет способ проявить себя.
5. Возврат вытесненного. Образование симптомов и замещающее образование.

Фрейд нам объясняет, что замещающее образование и симптом являются признаками возвращения вытесненного.
Не вытеснение само по себе создает замещающее образование и симптомы. Последние могут быть обязаны своим возникновением совсем другим механизмам или механизмы могут совпадать.
1. Механизмы вытеснения не совпадают с механизмами замещающего образования.
2. Имеются очень разные механизмы замещающего образования.
3. У механизмов вытеснения имеются, по крайней мере, одно общее, — отнятие связанной энергии.

Как аффект, так и представление могут исчезать и возвращаться обратно. Вытеснение может удаваться, или частично удаваться или временно удаваться, но затем терпеть поражение.

Как мы уже говорили, в представленном нами случае желание вытесняется, но вместо того, чтобы стать симптомом в теле и привести ее к больничному, что косвенно будет так же исполнением ее желания, или вместо того, чтобы конвертироваться в замещающее образование в виде фобии, которая так же была бы несовместима с работой и ей пришлось бы оставаться дома (агарофобия, к примеру), вытесненное возвращается через бессознательное Других, находящихся во Внесознательном. Этих людей девушка даже не знает лично, так как живет в другом городе и не связана с ними профессиональными отношениями, но которые так или иначе могут повлиять на ситуацию и все-таки косвенно реализовать ее желание. Это является косвенным свидетельством возврата, именно вытесненного из Внесознательного, а не реализацию желания близким из окружения, знающим ее желание и страх.
«Процесс вытеснения нельзя представлять себе, как некое однократное явление со стойким эффектом, подобно тому, как умерщвляют нечто живое, которое отныне становится мёртвым; напротив, вытеснение требует постоянных затрат энергии, без которых его результат оказался бы поставленным под сомнение, а потому понадобился бы новый акт вытеснения».
Согласно этой цитате, вытеснение в высшей степени подвижно: требует длительного напряжения сил, с исчезновением которого успех его становится сомнительным, так что возникает необходимость в новом акте вытеснения. Сохранение вытеснения предполагает постоянное напряжение сил.

Наш пример и некоторые другие случаи из практики нам говорят, что вытесненное, возвращающееся через Внесознательное так же подвижно и энергоёмко, и как подтверждение можем сказать, что нам известно, что в случае игнорирования его первичного проявления через объекты Внесознательного, оно возвращается вновь и вновь через тот же или другие объекты, и каждый раз транслируемый им аффект нарастает, как бы призывая всё-таки обратить на него внимание.

Подводя итоги всему вышесказанному, мы можем сказать, что понятие вытеснения Зигмунда Фрейда и возвращение вытесненного – это одно из самых сотрясающих и потрясающих его открытий, суть которого мы будем постигать еще долгие годы. Нам нужно соответствовать нашему великому учителю и достойно развивать его метод. Для этого мы должны раз за разом возвращаясь к его гениальным текстам и, используя их, открывать в нашем бессознательном ту самую частичку вытесненного им в своё Внесозательное, сохранившееся там через время и пространство и подхваченное уже сейчас нашим Сознанием.

Наталья Гусенцова

Зрелая психология: новый взгляд на педофилию!

«А судьи кто?»
А.С. Грибоедов

Взаимоотношения – это всегда соотношение взаимного участия 50 /50 процентов. В каком бы возрасте вы не находились, младенчество это или зрелость, а быть может старость, вы всегда несёте 50% ответственности во взаимодействии с другими.

В свою очередь из названных 50% каждой стороны ответственность находится как на уровне сознания (Сз), так и бессознательном (БСз) уровне, правда в зависимости от возраста участников соотношение Сз\БСз может быть разным. И если вы этого не знаете и не умеете воспринимать жизнь под этим углом зрения, управлять ею в соответствии с её неписанными законами, вы всё равно будете «собирать плоды ваших поступков».
103839

В последнее время часто слышу рассуждения по поводу проведения психологической консультации с педофилом. Кто-то говорит, что не смог бы работать с таким человеком, так как не понимает его поступков ни как профессионал, ни как мать. Другие говорят, что мы должны быть терпимыми, проявляя эмпатию, насколько это возможно, ведь он тоже был ребёнком, скорее всего тоже страдал в своей жизни.
И оба этих мнения смотрят на этого человека с позиции морализма, осуждения, жалости, как бы сверху, проявляя не лучшие чувства по отношению к нему, ведь ни осуждение, ни жалость не являются качествами высшей, благостной природы (с точки зрения духовного развития). Это же, в свою очередь, бессознательно «считывается» человеком и вместо «исправления», обязанность в котором на него накладывает общество, мы видем только еще большую обозленность и ненависть.

Нам бы хотелось принять третью позицию по отношению к этому человеку, который проявляет, как диктует нам общественная мораль, антисоциальное поведение и действия. Давайте попробуем посмотреть, что же происходит в его внутреннем мире с позиции нового психоанализа.
Если мы вернёмся к сказанному нами в начале, отношение — это вклад участников в отношении 50/50. И в данном конкретном случае, в паре взрослый-ребёнок, 50 % принадлежит взрослому и 50% ребёнку.

На сознательном уровне этому возложению 50% на ребёнка хочется сопротивляться. И мы уже слышим, как моралисты кричат о его малом возрасте, отсутствии знания и прочее. «А взрослый – он же взрослый! Должен думать! Контролировать!» Если бы всё это было именно так, то жить было бы очень просто, да и бессознательную роль ребёнка в данной ситуации, с нашей точки зрения, явно недооценивают.

Повторимся, сказав, что помимо сознательного уровня, к которому мы еще вернёмся, взаимоотношения происходят ещё и на уровне БСЗ. Под влиянием БСЗ мы находимся, быть может, даже в большей степени, ведь, как нам известно из теории психоанализа, сила влечения может быть катастрофично сильной. Так же в БСЗ, как мы знаем из работы «Бессознательное» З. Фрейда, действуют следующие условия:
1. На уровне БСЗ нет времени. В случае нашего примера это нам говорит о том, что и взрослый и ребёнок на этом уровне одинаковы, нет взрослости и детскости, а есть два субъекта взаимоотношений.
2. На БСЗ уровне оба человека являются равноценными по своим влияниям на другого и восприятию такового. Если у взрослого есть влечение к ребёнку, то и у ребёнка есть ответное влечение к насилию взрослого. Оба влечения провоцируют на определённые действия.
3. На БСЗ уровне нет сознания, какой бы тавтологией это не звучало. То есть человек, обуреваемый сильным влечением, не может его контролировать с помощью сознания. Аналогично, это касается и человека, который провоцирует на реализацию этого влечения.

То есть, фактически, если мы отбросим социальные нормы и иллюзию «видимости» ситуации и «знания», что хорошо, а что плохо, мы увидим перед собой двух субъектов, которые находятся в равных взаимоотношениях, контролировать которые ни один из них не может. Они оба беспомощны на БСЗ уровне, так как ими владеют импульсы по силе аффекта не соизмеримые с возможностями и ресурсами, которые существуют у них же для их контроля. И в этих отношениях на БСЗ уровне нет жертвы и преследователя, есть два импульса, вытесненный субъектами в из БСз и нашедших друг друга через бессознательное Другого для того, чтобы быть реализованными, удовлетворенными косвенным путем.

Новый психоанализ нам говорит, что вытесненное в бессознательное желание находит свое проявление через помещение вытесненного импульса в бессознательное Других, действующих в системе Внесознательного (ВСз). На рисунке 1 мы можем видеть, что в нашем представлении на неосознаваемом уровне система Внесознательного является ничем иным, как системой Бессознательного (БСЗ) (они тождественны)

2018-12-19_02-35-20

Рисунок 1. Поле Внесознательного без учета «включенности» сознания.

Если же мы «включаем» сознание, то оно, в силу своих свойств, создает условную границу, отделяющую объекты «внешнего» мира от объектов внутрипсихического аппарата, от системы Бессознательного (Рисунок 2). И соответственно, у сознания есть доступ к системе Бессознательного и вытесненному материалу как через внутреннюю границу СЗ-ПСз\БСЗ, так и через внешнюю границу СЗ-ПСз\ВСЗ. Во всех случаях присутствует система Предсознательного (ПСЗ), куда в обоих случаях попадает вытесненный, временно неосознаваемый материал, готовый стать осознанным.

2018-12-19_02-34-36

Рисунок 2. Сознательное представление природы ВСз.

Согласно нашей теории, влечения каждого из двух субъектов взаимоотношений, представляющие угрозу для их психики, были вытеснены в БСз. Влечение обладает аффектом различной силы, который стремиться к реализации и размер его энергии может нарастать тем больше, чем дольше он не реализует свой потенциал. Соответственно нашему примеру вытесненные желания «пошли гулять» по просторам БСЗ и нашли своё проявление в БСЗ Других (в сфере «внешнего мира»), а гравитационная психическая сила их притянула друг к другу для взаимной реализации косвенным путем. Сыграл роль и магнетизм – силы влечения были разнополярны, а значит и притянули друг друга.

Таким образом, из всего вышесказанного можно сделать вывод, что нет виновного и преступника на уровне, силы которого мы еще не научились контролировать. И нам при этом некого винить, осуждать и жалеть.

При этом, эта ситуация нам, всё-таки, кажется неадекватной, но не сточки зрения морали, а сточки зрения управления импульсами, которые есть в каждой из этой пары.

Мы согласны, что реализация импульса педофилом действительно трагична, причем для обоих участников, причиняя боль (разрядкой импульса) и, по сути, не является решением проблемы. Это временное решение проблемы, так как, находя косвенную реализацию, импульс не изживает себя, а через некоторое время даёт о себе знать с новой силой и приведёт к новому ошибочному действию (влечение найдет другого\или того же комплиментарного партнера и ситуация насилия повторится). З. Фрейд мог бы назвать это «навязчивым повторением». Это происходит потому, что влечение не находит естественного пути для выхода.

То есть если мы найдём «правильный» путь, то сможем предотвратить «порожний» ход, сможем выйти из этой повторяющейся ситуации, то есть не допустить её трагической разрядки.
На пути к этому могут возникнуть две сложности:
1. Первая сложность может заключаться в том, что обоим не хватает «сознательности». Они не информированны о механизмах работы психического аппарата и упускают из вида действие системы БСЗ и, следовательно, вынуждены наступать на свои грабли в темноте. Первое, что нужно сделать – это информировать обе стороны.
Вроде бы легко, но не очень, так как в этих же случаях мы сталкиваемся с тем, что полученная информация может не помочь в силу второй сложности.
2. Оба субъекта в паре не являются «зрелыми» (уверенно об этом мы можем говорить судф по тому, что они вообще находятся в подобной ситуации). То есть, их структуры Я слабы и не могут отреагировать адекватно, то есть проанализировать происходящее. В случае со взрослым субъектом это может быть связано с особенностями его воспитания, не давшим возможности укрепить Я, в случае с ребёнком – это его возраст и невозможность обладать сейчас зрелой организацией Я.

Так как отношения – это 50/50, то и решение ситуации возможно двумя способами: со стороны взрослого и со стороны ребёнка. Им обоим нужна поддержка более зрелых субъектов, которые могут стать временными «донорами» и инвесторами необходимой им недостающей части зрелого Я, пока собственное Я субъектов будет доращиваться.

В случае с ребёнком первыми, кто обязан это сделать – это, конечно, родители. Для этого, безусловно, они сами должны быть зрелыми и обладать достаточным внутренним ресурсом для такой помощи, что сейчас редкость. Они должны видеть тенденции развития ребёнка: обладать знаниями, наблюдательностью, финансовым ресурсом.

В этом случае они могут оказать полноценную помощь, заполнив «пробел» в зрелости ребёнка своим зрелым Я, или как минимум, отправиться к психотерапевту, который сможет дорастить его Я.

В случае со взрослым это сделать сложнее, так как предполагаемая зрелость налагает на него ответственность, а он о ней и не знает! А обращаться к кому-то уже не собирается, потому, что не ребёнок, а взрослый! И вот он ходит по этому замкнутому кругу, где всегда лишен самого главного – это помощи, а он в ней нуждается не меньше, чем ребёнок.

Помочь в это случае может только информированность и понимание, что «взрослость физическая» еще не говорит о взрослости внутренней. А это значит, что внутренний ребёнок взрослого субъекта имеет право на помощь, в каком бы физическом или социальном возрасте он не находился.

Эта информированная позиция даст возможность обратиться к психотерапевту, в кабинете которого он получит поддержку. Вместе они распознают влечение, вытесненное отправленное во внешний мир, снизят создающееся при этом внутреннее давление (психическую гравитацию) и найдут импульсу адекватный, здоровый, социально-приемлемый выход. Человек получит помощь, а не осуждение и жалость, а это в свою очередь приведет к облегчению. Оба субъекта нашей истории перестанут отыгрывать неудовлетворенное желание и притягивать к себе патологичных партнеров для этого, что в свою очередь приведет к личностному росту, индивидуации обоих субъектов.

Мы все существуем по одним и тем же законам психического, и каждый из нас первоначально может быть жертвой внутреннего влечения, с силой которого мы не в состоянии справиться. И в этом случае каждый из нас как личность, индивидуальность, заслуживает принятия и помощи. Это, по нашему мнению, и есть миссия психологии, как помогающей и практической дисциплины.

Представление о кризисе в психологии II: квантовая физика и психоанализ

«Он жизнерадостен, уверен в себе и приятен в общении.
Он столько же понимает в психологии,
сколько я в физике, поэтому
мы имели очень приятную беседу».

З. Фрейд о визите А. Эйнштейна

Bozon-Hoggsa-e1465550348823Как нам известно, психология в настоящее время переживает методологический кризис. «Помимо уже сложившегося естественнонаучной подхода, ведущего своё начало от И.М. Сеченова и других естествоиспытателей, параллельно развиваются нематериалистические концепции психики, особенно в психологии личности и сознания, и это становится одним из симптомов кризиса, происходящего в психологии — углубляющийся раскол между исследовательской и практической психологией [1]. Наряду с данной причиной кризиса существуют и несколько других, внутренних причин сложившейся ситуации.

В данной работе мы решили выяснить, а могут ли влиять внешние обстоятельства, происходящие в общем научном поле, на создавшуюся сложную внутреннюю ситуацию в психологии. Внешними по отношению к психологии являются другие науки и само научное поле, поэтому для целей нашего исследования мы решили провести небольшой сравнительный анализ  отдельных частей психологии и физики, двух их составляющих: части физики, под названием квантовая физика, и части психологии, под названием психоанализ, — двух неординарных и популярных представителей своих родительских наук.

Давайте начнем с квантовой физики. «В канун XX века 14 декабря 1900 года немецкий физик и будущий нобелевский лауреат Макс Планк доложил на заседании Берлинского физического общества о фундаментальном открытии квантовых свойств теплового излучения. Этот день считается днем рождения квантовой теории.» [2] В настоящее время от физики XX века нам досталось в наследство несколько проблем, которому по целому ряду причин научная общественность продолжительное время не уделяла должного внимания. В число вопросов, на которые наука не имеет внятных ответов на 2013 год, например, входят такие, как: (а) почему квантуются поля? (б) Что такое фотон? (в) имеет ли фотон электрический заряд? (г) с какой точностью выполняется закон сохранения заряда? (д) является ли фотон стабильной частицей? (е) какова природа корпускулярно-волнового дуализма? (ж) Согласуются ли между собой квантовая теория поля и теория пространства, времени и тяготения (общая теория относительности)? [12] И прочие.

Известно что, уравнения Максвэла, в том виде, в котором они были записаны самим автором в «Трактате об электричестве и магнетизме» [3], содержат член, называемый как «ток смещения». Введение этого члена в уравнение, описывающего зависимость напряженности магнитного поля от плотности электрического поля, было необходимо для «спасения» закона сохранения электрического заряда. К этому добавим, что предсказанные Максвэллом электромагнитные волны обладают энергией и импульсом. Далее, наиболее важное предсказание теории Максвэлла было блестяще подтверждено опытами Г. Герца, создавшего первые в истории человечества устройства для генерации и регистрации электромагнитных волн. При этом, природа электромагнетизма оказалась намного сложнее, чем ее себе представляли современники Дж.К. Максвэлла.

В конце XIX столетия Дж.Дж. Томсон открыл электрон. В результате в физику «электрического непрерывного» появилась идея дискретной организации материи. Но это не конец. Начало XX века ознаменовалось работой М. Планка, в которой было показано, что электромагнитное поле квантуется. На базе гипотезы о существовании квантов на протяжении XX века были постулированы и доведены до высокой степени совершенства такие замечательные теории как квантовая механика и квантовая теория поля. При этом, в процессе создания этой теории не один из догматов, лежащих в основе электродинамики Максвелла, фактически не был подвергнут проверке. При построении квантовой электродинамики на уравнения Максвэлла просто «навесили» процедуру квантования. Давайте посмотрим, к чему это привело. Начнем с атрибутов материи.

Протяженность. «Любой материальный объект обладает протяженностью, то есть, ограничен в пространстве, и не тождественен точке». [12] Вся проблема состоит в том, что в классической электродинамике наличие неточечных элементарных объектов строго запрещено [4]. В общепринятой формулировке локальной квантовой электродинамике (КЭД) с расходимостью поправок высших порядков к матрице рассеяния приходится бороться с помощью перенормировок. Немногочисленные пробы построения нелокальных теорий квантованных полей [5] не увенчалось построением вычислительно эффективных схем расчета наблюдаемых величин. Кроме того, даже в фундаментальной работе [5] квантование поля является внешней процедурой по отношению к самим уравнениям поля, и никак не затрагивает проблему неточечности элементарных объектов. В пространство-времени «растекается» лишь область их взаимодействия. Высшей точкой абсолютизации лоренц-инвариантности всех известных формулировок квантовой теории поля является безмассовость «затравочных» элементарных частиц и «одевание» их массой с помощью механизма Хиггса, который первоначально так же является научным «допущением», в рамках стандартной модели [6].

Взаимодействие. Этот атрибут материи относится к числу «самоочевидных». Фактически возникает вопрос, действительно ли отсутствие взаимодействия исследуемого объекта с чем бы то ни было означает, что этого объекта не существует.

Инертность. Одной из главных особенностей теории поля, в т. ч. электродинамики, является конечная скорость распространения взаимодействия. [12] Именно по этой причине происходит формальное нарушение третьего закона Ньютона и, как последующее действие, нарушение закона сохранения импульса для подсистемы частиц, взаимодействующих между собой с запозданием, обусловленным материальностью носителя взаимодействия, то есть поля. В результате для спасения закона сохранения энергии и импульса для замкнутой системы «заряженные частицы плюс поле» разность между текущими и начальными значениями энергии и импульса корпускулярной подсистемы приписывают самому полю.

Так же, наличие у фотона массы покоя говорит, что у него имеется отличный от нуля электрический заряд, поскольку никаких других природных причин для появления массы покоя у крохотного сгустка электромагнитной материи не просматривается. И вопрос состоит не в том, является ли фотон массивной заряженной частицей, или нет, а скорее в том, как оценить его заряд и массу, и к каким наблюдениям и проверяемым следствиям новой теории приводит возникновение этих характеристик у фотона.

Понятие массы. Все точны науки начинаются с определения понятия «масса». Впервые четкое понятие массы дал И. Ньютон в «Математических началах натуральной философии». Великий труд Ньютона начинается с этого определения: «Количество материи (масса) есть мера таковой, устанавливаемая пропорционально плотности и объему её» [7]. В этом состоит вопрос, почему в современной квантовой теории поля элементарные частицы внезапно оказались безмассовыми, и для того, чтобы их «одеть» массой, в теорию пришлось вводить бозон Хиггса, первоначально существующий только теоретически, да и сейчас доказанный «косвенно». Дело в том, что если сгустку материи (кванту какого-либо поля) назначить какой-либо объем, то при любой конечной плотности материи масса этого сгустка (элементарной частицы) равна нулю, а специальная теория относительности строго запрещает иметь элементарным частицам конечные размеры. Такова цена строгой лоренц-инвариантности теории поля [4].

Пространство, время и гравитация. Сейчас не принято вспоминать, что первым ученым, усомнившимся в строгой точности лоренц-инвариантных физических теорий, был Альберт Эйнштейн [8]. Дело в том, что «скорость света» недостижима ни для каких материальных объектов уже хотя бы потому, что гравитацию невозможно «убрать» ни в одном уголке Вселенной. Поэтому все результаты и выводы, полученные в рамках лоренц-инвариантных теорий поля, верны и точны ровно настолько, насколько можно пренебречь гравитацией.

Этот список несоответствий можно продолжать далее, но суть настоящей работы заключается не в анализе недостатков квантовой физики, тем более, что достоинств у нее много больше, а в демонстрации нашего представления о несоответствии реакций научной общественности на возникновение «слепых пятен» в теориях точных и гуманитарных наук.

Мы обнаружили, что в теории физики XX и XXI веков есть много вопросов, которые, могут существенно «подмыть» ее «точный» фундамент. Научная общественность же, вместо того, чтобы возмутиться таким несоответствиям и назвать теорию квантового поля ненаучной идет точно противоположным путем. В Швейцарии начинает строиться Большой Адронный коллайдер. Стоимость осуществления этой идеи более 10 миллиардов долларов, а количество ученых, принимающих участие в проекте насчитывает более 7000 человек. И все это для того, чтобы подтвердить существование элементарной частицы, боззон Хиггса, которая уже введена в теорию для ее спасения, но существование которой пока так и не доказано. Давайте посмотрим, что в то же время происходит с одним из методов психологии, когда он попадает в подобную же ситуацию.

Рождение психоанализа происходило примерно в то же время, что и квантовой физики, на рубеже XX и XXI веков. Научная деятельность Фрейда охватывает несколько десятилетий. В его учении можно различать, хотя и несколько условно, три периода.

               Первый период (1897—1905), когда психоанализ в основной своей массе оставался методом лечения неврозов с отдельными попытками общих заключений о характере душевной жизни. Основные произведения этого периода: «Толкование сновидений» (1900), «Психопатология обыденной жизни (1904), «Остроумие и его отношение к бессознательному» (1905), «Три очерка по теории сексуальности» (1905), «Отрывок из одного анализа истерии» (1905 г., первое и законченное изложение психоаналитического метода лечения). Особенное значение имеет работа «Толкование сновидений», в которой излагается первый вариант учения о психическом аппарате как имеющем глубинное строение. В нем принято выделять три уровня — сознательное, предсознательное и бессознательное.

В этот период психоанализ начинает приобретать популярность, вокруг Фрейда складывается кружок из представителей различных профессий (врачи, писатели, художники), которые желают изучать психоанализ и применять его в своей практике.

               Во втором периоде (1906—1918) фрейдизм превращается в общепсихологическое учение о личности и ее развитии. Фрейд формулирует основные принципы метапсихологии, описание психических процессов с трех точек зрения — динамической, топической и экономической. В этот период выходят «Анализ фобии одного пятилетнего мальчика» (1909), «Леонардо да Винчи» (1910) и «Тотем и табу» (1912) — работы, в которых Фрейд распространяет психоанализ на область художественного творчества и проблемы человеческой истории, «Положение о двух принципах психической деятельности» (1911). Психоанализ пробуждает интерес во многих странах. В 1909 г. Фрейда приглашают читать лекции в Кларковском университете (Vorchester) и своей поездкой он положил начало распространению психоанализа в Америке («О психоанализе, пять лекций», 1909).

Значительным событием в развитии психоанализа в этот период был отход от 3. Фрейда его первых сотрудников А. Адлера (1911) и К. Юнга (1912) [10]. Лучшим и наиболее полным и поздним изложением психоанализа, таким, каким он сложился к началу первой мировой войны, и работой Фрейда, которая вместе с «Психопатологией обыденной жизни» получила наиболее широкое распространение, являются «Лекции по введению в психоанализ».

              В третьем, последнем, периоде концепция 3. Фрейда получает существенные изменения и находит свое философское завершение. Под влиянием событий первой мировой войны изменяется понимание о влечениях («По ту сторону принципа удовольствия», 1920). Структура личности теперь — это три инстанции — «Я», «Оно», «Идеал-Я» («Я и Оно», 1923). В нескольких работах 3. Фрейд распространяет свою теорию на понимание культуры и общественной жизни: религию — «Будущность одной иллюзии» (1927), антропологию, социальную психологию, проблемы цивилизации— «Психология масс и анализ человеческого «Я» (1921), «Моисей и единобожие» (1939) и др. Психоанализ становится философской системой и смыкается с другими иррационалистическими течениями [10].

Подход З. Фрейда, классическая его составляющая, по мнению М.М. Решетникова, можно представить в виде следующих фундаментальных оснований:

«Все мышление и поведение человека (как в норме, так и в патологии) подчиняется причинно-следственным законам, при этом причины носят отчасти наследственный характер, а отчасти обусловлены превратностями судьбы;

Величайшим открытием Фрейда становится распространение закона сохранения энергии на психические феномены. Любая информация, воспринятая любым органом чувств, никуда не исчезает и никогда не забывается, а лишь переходит из одной формы в другую. Позже психика рассматривается как эпифеномен, под сомнение ставится физиологическая функция мозга;

Мышление и поведение относительно строго мотивированы (детерминированы) всем предшествующим развитием и индивидуальной историей личности, ее прошлым и актуальными психическими травмами, при этом сами мотивы чаще всего принадлежат бессознательному (скрыты от осознания анализантов);

В бессознательном ничего не забывается и не стирается, все хаотически перемешано, включая фантазийные и реальные образцы и события), не связано с причинно-следственными отношениями и существует в неопределенном времени что определяет высокую мобильность «вложений» (материала анализантов);

Симптом в психоанализе не несет практически никакой прагматической информации о реальной причине психического расстройства – он лишь указывает на ту или иную степень психического дискомфорта или дезадаптацию личности, вплоть до полной утраты связи с реальностью;

Феномены переноса, вытеснения, сопротивления, рационализации, отрицания, идентификации, интроекции, проекции и др., а также ошибочных действий, остаются ключевыми понятиями и механизмами, которые неизбежно проявляются при любой терапии и должны адекватно учитываться и интерпретироваться;

Одной из наиболее существенных задач психотерапии является инсайт пациента, когда он (не без помощи аналитика, но без его прямого участия) обретает способность устанавливать эмоциональные и смысловые связи между образами, событиями или переживаниями, о которых ранее даже не задумывался и не подозревал;

Несмотря на свою значимость, инсайт (когнитивный или эмоционально-аффективный) не является главной задачей терапии, которая не ограничивается тезисом «сделать бессознательное сознательным» — это лишь еще одна отправная точка для движения в сторону изменений;

Наиболее сложной и протяженной частью терапии является проработка. Гипноз заменяется методом свободных ассоциаций.» [9].

Исходя из вышеизложенного, можно сказать, что деятельность психоанализа осуществляется на трех глобальных уровнях: (а) психоанализ — как метод в психотерапии; (б) психоанализ — как метод изучения внутренней реальности личности; (в) психоанализ — как целая система научных знаний о мировоззрении, психологии, философии. Мы уже не говорим о том, что многие методы психотерапии в психологии возникли из психоанализа или используют его теоретическую базу, а термины, вроде «бессознательное», «проекция» и прочие основательно занять свое место и в повседневной жизни сотен тысяч людей по всему миру.

«Несмотря на это обоснованная критика и немотивированные упрёки в адрес психоанализа сопровождают его существование на протяжении многих десятилетий. В процессе критики ссылаются на то, что: (а) положения психоаналитической теории не верифицируемы – с точки зрения представителей научной методологии и философии науки; (б) с точки зрения мыслителей-традиционалистов, психоанализ, является индивидуалистическим редукционизмом по отношению к ценностям традиционной культуры» [10].

Действительно, в некоторых моментах психоаналитические принципы близки принципам мифологического мышления, но как мы выяснили, подобному типу мышления сейчас подвержены и некоторые точные науки.

Факты, приведенные нами в этой статье, доказывают, что в данный момент такая точная наука как физика подвержена «мифологичности» мышления не менее, чем считающаяся гуманитарной наука как психология. Изначально происходит постулирование «несуществующих», «предполагаемых» вещей, на которых базируется чуть ли не вся отдельная отрасль науки, и потом они доказываются (или не доказываются). И в физике это считается возможным, так как сила ее «точного» авторитета, складывающуюся столетиями, может затмить любую здравую логику.

Хиггс рассказывает нам мифологическую историю об эфемерном поле, которое должно существовать и придавать массу всем материальным телам, но доказать этого не может, и вся научная общественность безоговорочно верит этой идеи, которая вполне себе может оказаться и плодом воображения, и финансирует разработку теории суммой, которая своими размерами напоминает миф не в меньшей степени. Зигмунд Фрейд говорит нам о системе бессознательного, которую он так же не может доказать, но которое проявляется в науке и в житейской обыденной жизни не менее, чем гипотетическое хигговское поле, при этом его критикуют и в начале практики и изучения психического аппарата он еле-еле сводит концы с концами. Похоже, что Хиггсу повезло больше, ведь он выдвинул свою теорию в физике, авторитет которой безусловно выше «новоиспеченной» психологии. Что случилось бы с психоанализом, получи он грант в 10 миллиардов долларов мы сейчас можем только догадываться, может быть посредством этого самого бессознательного перемещались на другие планеты.

Очевидно, что «сейчас в истории человечества такой этап, когда все усилия направляются на изучение окружающего нас мира и очень мало внимания уделяется человеческой сущности, которую составляет психика человека» [11]. С нашей точки зрения, психика, по крайней мере бессознательная ее часть, существует как у человека, так и у наук и общего научного поля.

Давайте мы представим себе всё научное поле и отдельные её части психологию и физику, как родительскую фигуру и её детей, младшего и старшего соответственно. В этом случае нам в глаза броситься следующая «семейная» ситуация: авторитарная позиция авторитетной фигуры — родителя, которая требует от младшего ребёнка того, что позволяет без всяких адекватных на то соображений другому ребёнку (младший ребёнок должен научно обосновывать все свои желания и достижения, или они будут подвергнуты критике и иронии, тогда как старший ребёнок может жить в воображаемом мире без каких-либо преград и условий, да еще ему купят магазин со сладостями). Ну вот как не получить «кризис» в такой деструктивной семейке. Так и напрашивается назвать его подростковым бунтом юной души, которая интуитивно чувствует несправедливость, но которой не хватает авторитетности в силу своего возраста доказать это.

Родительской фигурой отдаётся явный приоритет «старшей сестре» в лице физики, которую любят без условий и балуют её, что ставит «младшего ребенка» в лице психологии в позицию «Золушки», «младшей сестры», которой, чтобы получить мизерную часть внимания приходится работать в поте лица. Это позиция нелюбимого, отвергаемого, не принимаемого, ненужного ребёнка. Следовательно, старший ребёнок растет в благоприятном климате, дающем ему возможность раскрыть все свои таланты, а базовые потребности младшего ребёнка, такие как желание в любви, принятии, ласке тотально не удовлетворены.

Получается, Психология сейчас живет в обширным внутриличностным конфликтом, когда с одной стороны она чувствует, что достойна безусловной похвалы и принятия, но с другой стороны вместо этого получает только подзатыльники и требования соответствовать.

В таких условиях психология будет проявлять следующие признаки деструктивности развития: (а) внешне она будет производить впечатление отсталости, незрелости, агрессивности, замкнутости, необщительности и т.д., (б) внутренне она будет чувствовать себя одиноко, опустошенно, нежелание что-либо делать, заторможенность и т.д. Всё это является признаками внешнего и внутреннего кризиса, в данном случае деструктивного, который нужно преодолевать и не в одиночку.

ВЫВОД

Как вывод из вышесказанного можно сказать, что психология, как молодая наука, находится в кризисе, для преодоления которого ей нужна помощь.  И помощь ей нужна от зрелого, вдумчивого и справедливого «родителя». Она могла бы получить её,  в лице общего научного поля, но из нашей статьи видно, что ресурсов для неё у «родителя» нет.

Методологический кризис существует не только в поле Психологии, но и в общенаучном поле. Для того, чтобы выйти из него, научному сообществу, как представителю общего научного поля, нужно, во-первых: самому вернуться к аутентичности и конгруэнтности в отношениях с собой, во-вторых: начать транслировать эту внутреннюю гармонию в отношения со своими «детьми» науками через уравнивание требований и поощрений к ним. Эти действия «взрослого» родителя приведут к резонансу гармонии в общем научном поле по всем направлениям.

Со своей стороны, психология, осознавая происходящее, должна верить в свою аутентичность и следовать своим индивидуальным и неповторимым путем, развивая теорию и практику. Это поведение со временем приведет к её более серьезному восприятию всеми окружающими, к общему уважению, признанию и любви, что со своей стороны так же будет влиять на общую гармонизацию в общем научном поле.

Наталья Гусенцова

Небольшой анализ биографии З. Фрейда

Наше собственное Я хорошо от нас скрыто:

Из всех залежей сокровищ

ты выкопаешь свое Я последним.

Ф. Ницше

 

Доктор Йозеф Брейер был одной из самых ярких фигур в биографии З. Фрейда. Он «был не просто известным венским врачом, но также и знаменитым ученым. Фрейд описал его как «человек богатых и универсальных дарований, чьи интересы простираются далеко за пределы его профессиональной деятельности» [1].

Они познакомились в Физиологическом институте в конце 70-х годов XIX века. В лице Й. Брейера Фрейд на долгие годы получил честного, отзывчивого, щедрого друга и соратника. «Он стал, — пишет Фрейд, — мне другом и помощником в трудных условиях моего существования. Мы привыкли разделять друг с другом все наши научные интересы. Из этих отношений, естественно, основную пользу извлекал я» [1]. Даже старшую дочь Фрейд назвал в честь жены Й. Брейера, которой он восхищался.

С периодом Брейера совпадает и первая важная для психоанализа дата, с нашей точки зрения – это 1982 год. «Поворотный пункт наступил…, когда мой учитель, к которому я питал высочайшее уважение, исправил великодушную расточительность моего отца, настоятельно советуя мне, ввиду моего плохого материального положения, отказаться от моей теоретической работы» [1]. Это решение ознаменовало переход Фрейда от теоретических исследований к практической работе врача, что и привело его в дальнейшем к изобретению психоанализа.

1421790375С «эпохой» их дружбы связаны первые серьёзные и целенаправленные исследования в области истерии путем, сначала гипноза, почерпнутого у Шарко в клинике Сальпетриер, затем катартического метода, изобретенного Й. Брейером и, наконец, непосредственно методом «свободных ассоциаций», от которого берет своё начало непосредственно психоанализ. «Только посредством изобретения этого нового метода Фрейду удалось должным образом проникнуть в ранее неизвестную сферу бесознательного и сделать свои глубокие открытия, с которыми навечно связано его имя» [1]. Как коллегами, ими совместно написаны некоторые статьи и один из самых ранних и интересных книг под названием «Очерки об истерии» (1895), дата выпуска которой обычно считается началом психоанализа. Как друг, Й. Брейер всегда поддерживал Фрейда, как морально, так и материально, что было очень ценно и многозначительно для Фрейда ввиду его плачевного материального состояния в те годы.

«Их отношения испортились летом 1894 года. Причиной разрыва послужило нежелание Брейера поддерживать Фрейда в его исследованиях сексуальной жизни пациентов или, скорее, в его далеко идущих заключениях» [1]. 20-летней дружбе был положен конец.

Это поражает нас и удручает одновременно, и вызывает желание провести сколь-нибудь внимательное исследование и анализ того, что же на самом деле могло повлиять на столь продолжительные и значимые для Фрейда отношения. Для нас кажется удивительным, что разногласия в профессиональной сфере могут положить крест и на всем спектре отношений с близким ему человеком.

Безусловно то, что фактор столь мощный скорее всего должен находиться на уровне бессознательного нежели сознания, и быть именно тем подводным течением, которое и подмыло столь крепкий на первый взгляд фундамент этого многолетнего кропотливо выстраеваемого дома. Мощности разрушения быстрее всего соответствует аффект неудовлетворенного внутреннего влечения, нежели простые поверхностные житейские распри, ведь Брейер не был последним в списке «жертв» этого неудовлетворенного внутреннего импульса и этот сценарий разрыва с близкими ему людьми мужского пола Фрейд повторял на протяжении всей своей жизни с настойчивой регулярностью.

Предположим, что З. Фрейд был движим сильным влечением с самого детства, которое возможно, в нём трансформировалось в потребность в любви и признании со стороны близких (и больше всего мамы), но уже в те детские годы оно столкнулось с наличием представления о том, что невозможно их удовлетворить в силу наличия конкурирующего существования наравне с ним в семье его племянника, который был старше его всего на один год, и который также требовал к себе внимания. Следующими «препятствиями» на пути этого же влечения были и последовавшие одна за другой беременности мамы. Несмотря на то, что он был любимым первенцем, появление сестёр видимо только усилили отрицательное убеждение и заставили привести в действие механизм вытеснения. Желание иметь любовь и признание вытесняется, но оставляет «замещающее образование» в виде агрессии, которая повторно вытесняется и приводит к неосознанной гордыне и тщеславию в системе предсознательного.

Из работ самого З. Фрейда мы знаем, что вытесненное находится всегда в активном состоянии и стремится так или иначе реализовать свой потенциал [2]. Еще одно допущение, которым мы будем пользоваться для нашего анализа, является то, что вытесненный аффект помимо энергии подчиняется закону гравитации (притяжения). Соответственно вытесненная агрессия не только оставляет свой след в предсознательном человека в виде гордыни и тщеславия, но и начинает притягивать нечто из внешнего мира или Надсознательного [3]. Подобное притягивает подобное, то есть агрессия притягивает агрессию на неосознаваемом уровне, а это значит, что в данном случае гордыня притягивает критику, а тщеславия – игнорирование или равнодушие.

Сам Фрейд косвенно помогает нам понять свой внутренний конфликт. Подобный анализ, правда относительно другой пары эмоций, Фрейд осуществил в работе «Недовольство культурой», где он пишет: «Простой отказ от запретного деяния более не освобождает совесть от чувства вины, ибо все еще остается желание. ..это чувство вины является специфическим откликом вытесненной агрессии» [1].

Давайте проанализируем, как же наше допущение могло повлиять на жизнь З. Фрейда в целом, и на его отношения с коллегами и Й. Брейером, в частности.

Итак, потребность Фрейда в признании и единоличном существовании в жизни матери была вытеснена и конвертирована. Вытеснение существовало в бессознательном, нагружая в предсознательном аффектом гордыни и тщеславия разные представления и пытаясь дать о себе знать посредством неосознаваемого отыгрывания вовне.

Первое подтверждение правоты наших слов мы находим в словах самого Фрейда: «За эти 15 лет моё положение существенно изменилось. Мои материальные заботы облегчились, но гам по поводу популярности со всех сторон я нахожу отвратительным и вовлечен в предприятия, которые крадут время и энергию у спокойной научной работы» [1]. С нашей точки зрения, если у человека нет вытеснения желания и\или он осознает его и принимает, то его реакция на славу должна быть позитивной или по крайней мере нейтральной, но уж никак не негативной.

Чтобы продемонстрировать второе подтверждение наших слов нам нужно вернуться к  возвращению вытесненного. Скажем, что в нашем представлении в данной ситуации возвращение вытесненнго может происходить двумя способами: через близких людей и далекое окружение и через письменную речь.

Первый способ – это возвращение через поведенческий аспект, путем помещения частицы вытесненного бессознательного конгломерата в бессознательное других или Надсознательное [3], то есть близких и не очень ему людей.

Примером такого помещения в малознакомых людей являются следующие слова Фрейда: «Я не забиваю сильно свою голову проблемой добра и зла, но в целом я не нашел много «добра» в людях. Большинство из них, согласно моему опыту, являются никчемными людьми …» [1].

Об отыгрывание неудовлетворенного желания в отношениях с близкими может говорить то, что на протяжении всей своей жизни Фрейд помещал свою вытесненную потребность в виде гордыни и тщеславия в своих друзей, таких как Й. Брейер, К.Г. Юнг, А. Адлер, О. Ранк, Ш. Ференци, а затем героически боролся с этими качествами низшей природы человека, отрекаясь от них один за другим. И из-за этого существования подавленной потребности и влечения З. Фрейд на протяжении всей своей творческой жизни терял многих друзей и страдал от этих потерь, как генерал страдает, теряя каждого солдата своей доблестной армии.

Целью нашего исследования не является анализ вытесненных конфликтов окружения Фрейда, но мы не можем не сказать, что все они притягивались к Фрейду той же самой комплементарной гравитацией. Вспомним хотя бы слова Эрнста Джонса о Ш. Ференци «Он испытывал ненасытную потребность в любви окружающих, и, когда, много лет спустя, неизбежно потерпел в этом крах, не выдержал напряжения. Возможно, как прикрытие этого чрезмерного стремления к взаимной любви, он развил в себе в определенной степени жесткую манеру поведения, переходящую порой во властное или даже деспотическое отношение к другим» [1].

Мы так же должны быть справедливыми и вспомнить, что накал страстей в последовательности разрывов с соратниками уменьшался с годами по мере роста славы Фрейда, что так же является косвенным доказательством нашего предположения о потребности в любви и признании. Удовлетворенное влечение оставляло в покое и окружение родоначальника.

Отыгрывать своё неудовлетворенное желание в виде гордыни и тщеславия можно и через свою речь. А так как речь может быть, как устной, так и письменной, то эту бессознательную частичку Фрейд вкладывает и непосредственно в свои работы. Этому предположению способствует непосредственная реакция окружения Фрейда на его творения по отношению к гордыне и тщеславию, а именно агрессии и равнодушия. Несмотря на то, что его работы были новаторскими и интересными, не говоря уже о неповторимости стиля и наличие таланта писателя, они вызвали массу критики со стороны многих ученых людей или полностью ими игнорировались.

Возможно, такое поведение со стороны окружающих даже придало психоанализу со временем своеобразный ореол «мученичества», «незаслуженного страдания», ведь с точки зрения морали ни агрессия, ни равнодушие не являются социально одобряемыми чувствами и проявлениями. При этому для чистоты эксперименты мы должны вспомнить, что любые отношения – это участие сторон в соотношении 50\50. Тогда мы можем предположить, что такой реакции людей способствовала бессознательная «провокация» Фрейдом в виде неосознаваемых гордыни и тщеславия, ведь не все открытия и нововведения встречают подобный прием.

Если мы вернемся к отношениям Й. Брейера и З. Фрйда, то можем предположить, что если бы Фрейд не имел этого вытеснения и иже с ним, то его поведенческая реакция вряд ли была столь негативной, дошедшей до крайности разрыва с Брейером, человеком, о котором на протяжении долгих лет их дружбы он не мог сказать ни одного плохого слова.

И есть ещё одно косвенное доказательство тому, что его работы «заражены» этой вытесненной частичкой бессознательного З. Фрейда со шлейфом гордыни и тщеславия. Во-первых: даже сейчас, уже будучи признанными, его достижения натыкаются на ту же самую реакцию со стороны многих психологов и не только: критика или игнорирование. Во-вторых: учение и его тексты может притягивать к себе людей на основании того же закона гравитации, будущих или настоящих психоаналитиков, с подобным же внутренним конфликтом.

Тогда уже не учение, а сами новоиспеченные психоаналитики принимают на себя удар агрессии или равнодушия: со стороны коллег других направлений психологии, например, или того же правительства, при этом будучи наоборот достойными быть принятыми и оцененными по заслугам.

Мы надеемся, что наше исследование будет способствовать прогрессу в должной оценке всех субъектов психоанализа, ведь если понять причину сложившейся ситуации, то ее можно будет устранить с помощью приложенных усилий. Мы сейчас говорим о людях, которые действительно хотят внести мир в ряды психоаналитиков, психологов и внешнего по отношению к психоанализу мира, а не о тех, кому нравится вариться в этом котле критики и равнодушия, получая от этого вторичные выгоды.

Обвинять кого-либо в первую очередь – это наше защитное неосознаваемое поведение, но как представители глубинной психологии мы должны начать смотреть вглубь себя. Это трудно, но наш долг перед психоанализом сделать это, иначе грош цена таким психоаналитикам.  Да и у стратегии обвинений окружающих есть один большой недостаток: в этом случае мы не можем повлиять и изменить ситуацию. Если же мы поймем ту глубинную часть нашей психики, примем нашу часть ответственности в 50% и изменим положение вещей внутри нас, то вся ситуация поменяется без необходимости менять насильно наше окружение.

8f80c061d648b226624d60f582fb390bК чести Фрейда надо сказать, что он, на наш взгляд, сделал все возможное в этом направлении, начав свой самоанализ в письмах к Флиссу. Это вторая важнейшая дата для психоанализа, на наш взгляд. Именно эта работа, начатая 1997 году, поспособствовала тому, что через 4 года работа Фрейда стала находить отклик во внешнем мире. Он начал выходить из практически полной изоляции, что, как нам кажется, еще больше вдохновило родоначальника на дальнейшие творческие достижения. И в 1915 году, который, на наш взгляд, был третьей важной датой для психоанализа, им написаны 5 работ по метапсихологии, новой отрасли психологического знания, которая призвана описывать явления психологической реальности с точки зрения топического, динамического и экономического подходов. На наш взгляд глубина этих работ, введенные и доказанные ими новые понятия, разделили психологию на две эпохи: До и После.

Следуя примеру Фрейда и используя богатый арсенал психологических и психоаналитических средств, который сейчас несоизмерим с арсеналом, бывшим в распоряжении родоначальника более ста лет назад. Мы можем изменить положение психоанализа в психологии и во всем научном поле, которое сейчас на наш взгляд можно описать как «свой среди чужих, чужой среди своих», изменив наше положение, положение психоаналитиков, в психологии.

Фрейд, в своей работе «Недовольство культурой» предлагает нам следующий вариант решения проблемы по отношению к чувству вины: «Самый характерный способ справиться с этим влечением к агрессии – это интроецировать ее в часть Я, называемую Сверх-Я или «совестью». Совесть затем проявляет ту же готовность явно выраженной агрессивности против Я, какую Я хотело бы проявить против других… Просто отказ от запретного деяния более не освобождает совесть от чувства вины, что хорошо известно святым, ибо все еще остается желание» [1].

Наше видение решение проблемы мы описываем в алгоритме действий:

  1. На первом этапеы осознаем внешнее отношение окружающих по отношению к психоанализу и к нам (в разбираемом случае это неосознаваемый агрессивный импульс в виде критики и игнорирования).
  2. Затем мы принимаем 50 % ответственности за происходящее на себя и начинаем анализировать положение вещей нашего психического аппарата.
  3. Зная механизм вытеснения и закон гравитации, находим вытесненное желание, отвергнутое влечение и рассматриваем правомерность его отвержения с учетом изменений во времени и пространстве, то есть понимая, что детство сменилось зрелостью, и мы сейчас можем получить то на что раньше и не рассчитывали. Другими словами, делаем сознательной ситуацию, которая в детстве происходила на предсознательном и бессознательном уровне.
  4. Интроецируем влечение из системы бессознательного-предсознательного в систему сознания, что дает на возможность использовать аффект влечения как ресурс, наполняющий Я.
  5. На поведенческом уровне начинаем учиться строить отношения с платформы Я, обогащенной либидо. Это дает нам возможность транслировать окружению взамен неосознанных гордыни и тщеславия, осознанные любовь и принятие.

Как мы уже знаем, подобное притягивает подобное, а значит и осознанные любовь и принятие притянут поддержку и уважение. Путем работы каждого психоаналитика над собой, мы все вместе сможем вернуть и интроецировать, как в свою осознаваемую часть личного Я, так и в Я психоанализа те заслуги и славу, которые ему по праву принадлежат и, которых он честно заслуживает.

 

Список литературы

  1. Э. Джонс. Жизнь и творения Зигмунда Фрейда. / Изд-во: Москва, Наука, 1997. – 448 с.
  2. Фрейд З. Вытеснение // Основные психологические теории в психоанализе. СПб.: Алетейя, 1998.
  3. Наше бессознательное в бессознательном Другого. Эссе на тему «Бессознательное» З. Фрейд. http://gusentsova.com/bessoznatelnoe-bessoznatelnogo/

Гусенцова Наталья