Visa MasterCard WebMoney

Наталья Diaz Гусенцова

Коучинг и Психотерапия — две стороны одной медали!

Ложь, большая ложь, исследования эффективности психотерапии

Основной вопрос, ответ на который призван прояснить ситуацию в области эффективности психотерапии сформулирован в 1967 году и звучит он так: «Какой вид лечения, проводимый каким специалистом, является наиболее эффективным для конкретного пациента с его специфической проблемой и при каких условиях?»

Он возник в результате обширных исследований, которые проводил Ганс Айзенк в 1952 году. Их результаты показали, как утверждал ученый, что психотерапевтическое лечение ведет к успеху столь же часто, сколь часто пациенты выздоравливают и без неё. Это заявление произвело эффект «разорвавшейся бомбы», оно подкосило работу многих запаниковавших специалистов и привело к сумятице и спорам.

В 1977 году Смитт и Гласс проанализировали 475 работ, сделав анализ результатов исследования психотерапии, так называемый мета-анализ и пришли к выводу, что «средний клиент» был в лучшем состоянии, чем 75 % контрольных пациентов, не проходивших курс психотерапии.

Так же стали проводиться сравнительные исследования различных видов психотерапии, которые противоречили одно другому. Со слов одного из психоаналитиков, он вдохновился одним из них, относительно недавним, которое утверждало, что результаты после проведения психоанализа более пролонгированы, чем результаты психотерапевтического метода, с которым его сравнивали.

Effektivnost-psihoterapii_3На данный момент общим выводом многочисленных исследований является то, что «многие из изученных видов психотерапии оказывают очевидное влияние на пациентов различного типа, причем это влияние является не только статистически значимым, но и клинически продуктивным».

Когда мы читаем или слышим что-либо подобное, просто волосы на голове начинают шевелиться. Нам кажется, например, что ответ на вопрос об эффективности психотерапии просто очевиден и без этих дорогостоящих исследований. Из экономики нам вспоминается принцип, который гласит, что «на рынке спрос рождает предложение». Следовательно, если бы психотерапия была не эффективна, то ее уже просто бы не было. А судя по тому, что она развивается уже около 150 лет, появляются новые многочисленные методы, все больше людей втягивается в это движение, становится очевидным, что спрос явно есть и немалый. А спрос рождается полезностью и эффективностью.

Второй момент, который вызывает удивление, это сам процесс исследования. Для нас совершенно очевидно, что те методы исследования, которые сейчас используются, несовершенны и непригодны для изучений в области психотерапии, где как психотерапевт, так и пациент являются объектами уникальными, не сводимыми к понятию «средний клиент» или «средний психотерапевт».

Любой специалист подтвердит, что один человек, практикующий, например, психоанализ и другой человек практикующий психоанализ – это два человека, в сочетании с индивидуальностью каждого практикующие два разных метода психоанализа. Клиент пришедший к каждому из этих специалистов получит разный результат, который так же зависит от его личных особенностей в сочетании с особенностями этих специалистов. Сочетаний этих качеств могут быть миллиона и миллиарды, и эти цифры несравнимы с 1000 качеств, которые используются для проведения исследований.

На данный момент наука не в состоянии обрабатывать уравнения с таким количеством переменных, но вместо того, чтобы признать это (а значит и признать, что исследования пока невозможны), она придумала такое спасительное понятие как кто-то «средний». В один момент всех уложили на конвейер и приравняли к одинаковым башмакам, которые он выпускает.  С нашей точки зрения очевидно, что это ложный ход, ведущий к ложным выводам.

Третий момент – это отношение психотерапевтов к этим исследованиям. Кто-то впадает в панику, кто-то вдохновляется. Складывается такое ощущение, что внешний голос, который как мы выяснили, не всегда является верным, играет более важную роль для специалистов нежели свой, внутренний.

И если уж ориентироваться на внешнее, то надо понять на что. Психотерапевт – это человек, который работает с клиентами в непосредственном контакте, лицом к лицу. Разве эти лица не способны сказать больше, чем какие-то там исследования непонятно кого? Разве по ним специалист не может понять уже сейчас эффективна ли конкретно им проводимая психотерапия или нет?

Если же мы примем решение, что внутренний голос так же может давать нам достоверную информацию, то на базе чего это должно происходить? В голову приходят такие слова как «призвание», «высокая адекватная самооценка». Судя по реакциям на исследования эффективности психотерапии, возникает логичный вывод, что специалисты не уверены ни в первой составляющей, ни во второй. Сомнительные данные сомнительных исследований заставляют их сомневаться, как в своем призвании, так и в своей внутренней силе помогать, быть полезными и эффективными.

Единственное решение данной ситуации – это возвращение к понятию индивидуальности, уникальности в психотерапии. Для этого, на наш взгляд, нам нужно вернуться «назад, к З. Фрейду», как говорил Ж. Лакан. В конце 19 века этот выдающийся мыслитель предложил не только революционную теорию личности, но и способ ее изучения – описание индивидуальных случаев. И именно это решение подвергается сомнению как раз той областью научной психологии, которая делает акцент на конвейерных исследованиях индивидуальных личностей. С точки зрения изучения психологии масс, возможно, это оправдано, но с точки зрения эффективности психотерапии едва ли.

Описание индивидуальных случаев – это анализ психотерапевтической ситуации одного клиента одним психотерапевтом с помощью одной из теоретических баз, которой пользуется специалист в своей практике. С помощью именно этого метода исследований мы можем получить уникальные достоверные данные о сочетании качеств участников в процессе получения психотерапевтической помощи и результате их взаимодействия на этой базе. Информация будет соответствовать принципу индивидуальности и уникальности каждого, и при изучении описания каждый человек сможет взять для себя именно то, что подходит именно ему, или как пациенту, или как психотерапевту (но не как одному из тысячи башмаков на конвейере).

Да, это потребует интеллекта, усидчивости, настойчивости, терпения, кропотливой работы над профессиональными и личными качествами и знаниями специалистов, но никто не говорил, что заниматься настоящей психотерапией легко. Зато это условие создаст «естетственный отбор» в рядах профессиональных психологов, который приведет к появлению высококвалифицированных специалистов, а армия делитантов, стремящихся получить «легкие деньги», начнет сходить на нет. Специалистам такого уровня уже точно нестрашны никакие «исследования эффективности психотерапии», они и без них будут знать себе цену.

Психоаналитики используют метод изучения описания индивидуальных случаев уже более сотни лет, изучая примеры, описанные З. Фрейдом (случай Анны О., человека-крысы, маленького Ганса и т.д.). Этот способ познания учит их мыслить и концентрироваться на индивидуальности каждого клиента, что способствует их эффективной работе по глубинной трансформации личности, опыта и жизни анализанта.

Это решение способствует эффективности психотерапии, так как основан на индивидуальном подходе к каждому пациенту и психотерапевту. На наш взгляд, только это решение способствует эффективному использованию психологических знаний в индивидуальной или групповой психотерапии, и именно это решение развеет все оставшиеся сомнения по поводу исследований эффективности психотерапии.

Гусенцова Наталья

Комментировать