Visa MasterCard WebMoney

Наталья Diaz Гусенцова

Уверенное притяжение цели с помощью бессознательного!

Представление о кризисе в психологии (конференция «IV Фрейдовские чтения»)

Гусенцова Наталья Александровна, магистрантка Восточно-Европейского института психоанализа, Санкт-Петербург

            Аннотация

В настоящей работе рассматривается представление о кризисе, происходящем на данный момент в психологии как научной дисциплине. Приводится аналогия с организмом и кровеносной системой человека, как параллель нынешнего положения психологии в общем научном поле. Для подтверждения сказанного, применяется первичная модель объектных отношений на ранних стадиях развития, разработанная М. Малер и ее коллегами. Говорится, что психология находится на стадии сепарации-индивидуации, что говорит о том, что психология нуждается как в большей автономии для реализации своей индивидуальности, так и в поддержке в силу своей всё ещё недостаточной зрелости. Автономия может выражаться в неповторимости методологии науки, а поддержка в дальнейшем сотрудничестве с другими науками в общем научном поле.

Ключевые слова: кризис в психологии, методологические проблемы, смена парадигмы, кровеносная система, стадия сепарации-индивидуации, автономия.

The concept of a crisis in psychology

Natalia Aleksandrovna Gusentsova, student of magistracy East-European Institute of Psychoanalysis (EEIP), St. Petersburg

Annotation

In this article examines the concept of a crisis that is currently taking place in psychology as a scientific discipline. An analogy is given with the human organism and the circulatory system, as a parallel to the current position of psychology in the general scientific field. To confirm this, the primary model of object relations is used in the early stages of development, developed by M. Mahler and her colleagues. It is said that psychology is at the stage of separation-individuation, which suggests that psychology needs both greater autonomy for the realization of its individuality and support because of its still insufficient maturity. Autonomy can be expressed in the uniqueness of the methodology of science, and support in further cooperation with other sciences in the general scientific field.

Key words: crisis in psychology, methodological problems, paradigm shift, circulatory system, separation-individuation stage, autonomy.

«В последние годы в психологической литературе настойчиво утверждается мысль о том, что современная психология пребывает в состоянии когнитивного кризиса, то есть кризиса того, как следует изучать и объяснять психическую реальность», — такими словами начинается одна из интереснейших лекций дисциплины Методология и методы научного исследования в пcихологии и пcихоанализе [1]. Если осмыслить эту проблему, то можно сказать, что в психологии существует методологический кризис. Это так дезориентировало некоторых ученых, что её даже пытались приспособить под философию, вернуть, так сказать, «родившегося ребенка в материнское лоно», с глаз долой – из сердца вон, как говориться. Но против законов природы не пойдешь, а значит нужно быть смелыми и посмотреть сложившейся ситуации «в лицо», ведь житейская мудрость нам говорит, что, когда появляется проблема, вместе с ней есть и ее решение. Давайте попробуем его увидеть.

Впервые понятие кризиса прозвучало в работе немецкого, а в последствие американского психолога Карла Бюлера.

Методологические проблемы психологической науки, как известно, активно обсуждались в трудах многих ведущих психологов (С.Л. Рубинштейна, А.Н. Леонтьева, А.Р. Лурия, П.Я. Гальперина, М.Г. Ярошевского, Б.Ф. Ломова, В.П. Зинченко и С.Д. Смирнова, Г.М. Андреевой, А.В. Брушлинского, О.К. Тихомирова, Н.И. Чуприковой и других). В результате сложилась достаточно устойчивая естественнонаучная парадигма и в ее рамках были получены многие достижения отечественной психологической науки, признанные мировой научной общественностью, например, в трудах А.Н. Леонтьева (в виде концепции деятельностного подхода к изучению психики), А.Р. Лурия (в виде создания новой отрасли психологической науки — нейропсихологии), П.Я. Гальперина (в виде теории поэтапного формирования умственных действий) и других отечественных учёных. «Однако процесс создания новой научной («общей») психологии не завершен. Не завершена и работа по формированию методологических принципов психологической науки (общих и частных)», — говорит нам все та же интересная восьмая лекция [1].

Помимо уже сложившегося естественнонаучной подхода, ведущего своё начало от И.М. Сеченова и других естествоиспытателей, параллельно развиваются нематериалистические концепции психики, особенно в психологии личности и сознания, и это становится одним из симптомов кризиса, происходящего в психологии — углубляющийся раскол между исследовательской и практической психологией.

«Лицом к лицу лица не увидать, большое видится на расстоянии», — так говорил Сергей Александрович Есенин и согласившись с ним, отведем объектив нашей камеры на более далекое расстояние и посмотрим для начала издалека на психологию и место, которое она занимает в общем научном поле.

На 1 рисунке мы видим общее научное поле, в котором наряду с психологией соседствуют и другие науки (представлены не все в связи с их большим количеством, а выбраны хаотично некоторые для того, чтобы наглядно описать существующую ситуацию).

Нынешняя парадигма такова, что все науки находятся в одинаковом и равноправном положении, все подчиняются определенным законам этого поля и следуют соответствующим правилам, одинаковым для всех. На мой взгляд, именно это представление и приводит современную психологию к кризису.

2018-11-09_06-11-41

Рис. 1

Обратимся к метафоре, к нашей извечной помощнице, которая поможет нам увидеть сложившееся положение посредством символического языка. Для того, чтобы понять в чем собственно заключается кризис и следующий шаг, который необходимо предпринять психологии на пути своего развития, давайте представим, что вся система (поле) наук – это человеческий организм, а сами науки – это его внутренние органы. В наше время заметно изменились представления о научности, принцип «допустимо все» применяется в построении теоретического знания. Спасибо эпохе постнеклассицизма, которой мы сейчас принадлежим, ведь именно она позволяет нам это сделать.

Используемая метафора в сочетании с рассматриваемой ситуацией, представленной на рисунке 1, демонстрирует, что в этой системе каждый орган четко выполняет свои функции в жизнеобеспечении всего организма, а орган, под названием «психология» болеет (у него кризис). Это значит, что что-то идет не так, его функционирование под угрозой. Для того, чтобы поправить его «здоровье» можно произвести исследование и понять, что происходит и что предпринять, чтобы восстановить его работоспособность.

В нашем исследовании мы используем проблемный метод, системный анализ и метод наблюдения. Эти методы позволяют нам описать сам страдающий орган и показывают, что психология сообщается со всеми системами организма, она не находится где-то в одном месте, а распространена по всему организму. Она гибкая и подвижная, она соединяет и контактирует с клеточками всех органов. Она распространяется по всему организму и не находится в одном лишь месте.

Судя по получившейся картине, мы понимаем, что психология – это совсем и не орган этого организма, как мы ранее предположили. Она больше похожа на его жидкость, которая аналогична крови в физическом теле, а, следовательно, будет неправильным воспринимать ее как орган и применять к ней те же средства помощи [3].

Возвращаясь от метафоры с организмом непосредственно к научному полю, можно провести аналогию, что психология по своим свойствам наука совершенно непохожая на другие науки: ее история, ее свойства и функции индивидуальны, а эта индивидуальность требует и индивидуального подхода, ухода от ориентации «на большинство» и попыток «уложить ее в прокрустово ложе», что по сути и провоцирует кризис психологии.

Реальное положение психологии, то как необходимо ее воспринимать, представлено на рисунке 2, где наука все так же находится в научном поле, вместе с другими науками, но сейчас она воспринимается, как отдельный организм по отношению ко всем остальным. Когда мы рассуждаем подобным образом, то мы находим еще одно подтверждение сказанному выше.

Когда психология родилась у своей мамы философии, она в это же время родилась и как отдельное существо, причем как относительно прочих наук, так и относительно всего научного поля. И тогда эта ситуация, в которой сейчас находится психология, напоминает нам ситуацию рожденного ребенка, к которому сразу хочется применить теорию объектных отношений, а точнее первичную модель объектных отношений на ранних стадиях развития, которая была разработана Маргарет Малер с ее коллегами [4].

2018-11-09_06-02-24

Рис. 2.

Первые один-два месяца жизни характеризуются игнорированием всего, кроме себя (аутистическая фаза). Можно предположить, что этой фазе психология поглощена своим собственным внутренним миром и «телесными» границами.  В следующей фазе, названной фазой симбиоза, ребенок начинает узнавать других людей, находящихся в его мире, но не как отдельных существ, а как продолжение себя. В психологии этой фазе соответствует время появления в ней отраслей, смежных с другими дисциплинами: социальная психология, нейропсихология, педагогическая психология и так далее.

В следующей фазе, которой соответствует период сепарации и индивидуации ребенок начинает отделяться и освобождаться от своего основного опекуна, формируя независимое самоощущение. Малер и ее сторонники считают способность ребенка успешно пройти эту фазу критичной для его дальнейшего психического здоровья. На протяжении всего времени фазы сепарации — индивидуации развивающийся ребенок очерчивает границы между собой и остальными, и эта задача осложняется двумя конфликтами: желание автономии противостоит близости и зависимости, а страх поглощения борется со страхом одиночества. Это и происходит сейчас с психологией. Ей, как и трехлетнему малышу, нужно шагнуть дальше на пути своего развития, для того, чтобы родиться «психологически» как отдельный и независимый «психический» организм. Причем не только от мамы философии, но и от всех окружающих внешних объектов, которыми являются другие науки в общем научном поле. Этот процесс и составляет ее кризис.

Резюмируя, можно сказать, что кризис психологии заключается в том, что пришло время принять индивидуальность и неповторимость психологии (как ей самой, так и окружающими ее науками в общем научном поле) и дать ей больше автономии, при этом продолжая строить с ней объектные отношения.

Когда возникает такое понимание ситуации, в которой находится современная психология, то сразу многие трудности, которые привели к кризису и считаются проблемами настоящего времени сразу меняют свое значение на противоположное или просто отпадают сами собой.

Сам этот факт неповторимости приведет к единой науке, он становится новой единой научной парадигмой, стержнем, который структурирует и укрепляет положение психологии и знаменует собой окончание научной революции по Т. Куну, к которой, по моему мнению, сейчас подходит психология, как научная дисциплина [2]. В этом случае произойдет кардинальная смена парадигм, так как сменятся прежде всего совокупность методологических предпосылок. Нынешняя парадигма, которая заключалась в методологическом соответствии общим принятым нормам, сменится на парадигму индивидуальности, парадигму своего неповторимого пути. Внутренняя симбиотическая тенденция «единства с матерью» сменится на состояние константности объектов и зрелость объектных отношений по М. Маллер [4].

Углубляющийся раскол между исследовательской и практической психологией будет восприниматься не как разрыв, а как естественное соотношение между разными отраслями психологии, противоположными в чем-то, но в то же время и дополняющими друг друга.

Возможно, не обойдется без создания методологической психологии (которая, как и другие отрасли психологии в отношении соответствующих им наук, будет сообщаться непосредственно с наукой методологией), которой придется разработать методологию для тех отраслей психологии, которые близки естественным наукам, основываясь на логике этих наук, а методологию для тех отраслей науки, которые близки гуманитарным наукам, основываясь на логике этих наук (здесь, кстати, так же можно провести аналогию с кровью, которая движется по малому и большому кругу кровообращения [3]). Или изобрести для психологии что-то такое же индивидуальное, как и она сама.

Благодаря новым методологическим подходам, отпадут проблемы соотношения физиологического и психологического, биологического и социального, внутреннего и внешнего, окажется, что все в ней может уживаться и гармонировать (как разные субстанции, такие как вода и газ, которые могут взаимодействовать в крови [3]).

Может появиться новая отрасль психологии, которая будет заниматься интеграцией различных психологических течений (в метафорическом соотношении с кровью этому новому элементу будет соответствовать орган кровотворения [3]). Уйдут в историю переживания по поводу обилия альтернативных моделей понимания и изучения психического, конкуренции со стороны паранауки.

Психология, признавшая и принявшая в себе два противоположных импульса – на автономию и на объединение – поймет, что именно их сочетание ведет к её развитию. С новой позиции она будет рисовать, мазок за мазком, новый образ интегрированного человека и его психики, что кардинальным образом скажется на понимании человеком самого себя, наук в научном поле и отдельно стоящую в этом поле психологию, индивидуальную и неповторимую.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Лекции Методология и методы научного исследования в психологии и психоанализе, преподаватель Лысенко Елена Михайловна, Санкт-Петерсбург, — 430 с.
  2. Кун Т. Структура научных революций / Томас Кун; пер с англ. И.З. Нелетова. – М: АСТ, 2009. – 317 с.
  3. Краткая медицинская энциклопедия. В 2-х томах \ Под ред. Академика РАМН В.И. Покровского. – М.: НПО «Медицинская энциклопедия», «Крон-Пресс», 1994.
  4. Маргарет Малер, Фред Пайн, Анни Бергман. Психологическое рождение человеческого младенца: Симбиоз и Индивидуация. Пер. с англ. – М.: Когито центр, 2011, — 413 с.

REFERENCES

  1. Lectures Methodology and methods of scientific research in psychology and psychoanalysis, teacher Lysenko Elena Mikhailovna, St. Petersburg, — 430 p.
  2. Kuhn T. Structure of scientific revolutions / Thomas Kun; lane with English OF. Neletova. — M: AST, 2009. — 317 p.
  3. Brief medical encyclopedia. In 2 volumes \ Ed. Academician of the Russian Academy of Medical Sciences V.I. Pokrovsky. — M .: NGO «Medical Encyclopedia», «Kron-Press», 1994.
  4. Margaret S. Mahler, Fred Pine, Anni Bergman. Psychological birth of a human infant: Symbiosis and Individuation. Per. from English — M .: Kogito Center, 2011, — 413 p.

Контактная информация: spbgna@rambler.ru

 

Комментировать