Visa MasterCard WebMoney

Наталья Diaz Гусенцова

Достижение цели с помощью бессознательного!

Рецензия на статью «Достоевский и отцеубийство» Фрейд З.

З. Фрейд. Достоевский и отцеубийство / Под ред. Р.Ф. Додельцева и К.М. Долгова, пер. Р.Ф. Додельцева // З. Фрейд. Художник и фантазирование. — М.: Республика, 1995. Жанр: статья.

631_p

 

Среди богатейшего собрания сочинений З. Фрейда мы можем найти множество созданных им произведений, гениально разрабатывающих, прорабатывающих и дорабатывающий психоанализ, не менее гениальное его творение. Одним из них является статья «Достоевский и отцеубийство», небольшая по размерам, но весомая по своему содержанию. В ней он, как блестящий аналитик, очередной раз проводит блестящий анализ творчества на этот раз русского писателя сквозь призму психоаналитического учения,  и, как ученый, приводит очередное доказательство существования невроза, механизмов его формирования, «комплекса Эдипа», и зависимость жизни Достоевского, а на его примере и наших жизней, от их проявлений. Так же, косвенно прослеживает то, что невроз влияет на пути реализации творческого начала, но отменить его полностью он не в состоянии.

В начале работы З. Фрейд сразу же открыто признает талант художника в Ф.М. Достоевском и говорит, что психоанализ бессилен сделать что-либо с этим. На этом заканчиваются «рукоплескания» и начинается «правда психоанализа».

Далее автор говорит о моральной уязвимости художника и, пользуясь обобщениями, переходит с личности русского гения на всю нацию русских. Он предполагает, что убивать и каяться – это типичная русская черта, что русский обладают черствым национализмом, после чего появляются сомнения в нравственных качествах автора и том, стоит ли читать это произведение дальше. Только анализ злоупотребления проекциями З. Фрейдом, возвращение его к неврозу самого Ф.М. Достоевского удерживает от того, чтобы захлопнуть книгу и забросить в самый дальний и темный угол.

Продолжая свой анализ, автор говорит, что русский писатель имел именно невроз и первое доказательство, которое он приводит – это его тяжелые припадки. Доказательств органического повреждения мозга писателя не существует, и кажется логичными, что психоаналитик заключает, что эта соматическая реакция имеет психологические корни и «поступает без сомнения в распоряжение невроза, сущность которого состоит в том, чтобы соматическим путем дать выход большому количеству возбуждения, с которыми невроз не справляется психологическими средствами».

Ученый знает точно, что припадки имеют свои корни в детстве Ф.М. Достоевского, а многим бросалась в глаза связь между темой отцеубийства в «Братьях Карамазовых» и судьбой отца самого писателя. Его отец был убит, когда Федору было 18 лет и психоаналитическая теория видит в этом событии тяжелую травму, что кажется весьма правдоподобным.

Итак, русский писатель страдал от припадков с раннего возраста – припадков смерти, говорит З. Фрейд, отождествляющих с покойником из-за пожелания ему-другому смерти. Психоаналитическое учение говорит, что этот другой – это отец и значит припадок является бессознательным наказанием за пожелание смерти отцу, пробуждающее чувство вины. Амбивалентность чувств, которое конечно же имеет место быть у ребёнка, доказывает нам, что мы имеем дело с презентацией комплекса Эдипа.

При этом психоаналитик видит русского писателя ребенком, у которого сверх нормы развита бисексуальность (латентная гомосексуальность), что, по его мнению, способствует закреплению невроза, а не совладанию с чувствами и положительному его разрешению.

Согласно психоаналитическому учению завершающей стадией Эдипова комплекса является формирование инстанции Сверх-Я, и З. Фрейд нам это убедительно подтверждает на примере русского писателя. Если отец строг, то Сверх-Я становится садистским, а Я – мазохистским и требует наказания. Это приводит к покорному принятию судьбы извне в виде незаслуженного наказания батюшки-царя (и заслуженного за грех по отношению к настоящему отцу) и находит удовлетворение в жестком обращении внутренней инстанции Сверх-Я, реализуемых в припадках. Психоаналитик считает, что Ф.М. Достоевский так и не оправился никогда от этих мук совести, и подтверждением этому сложат выбираемые им сюжеты для своего творчества и время, когда его обуяла страсть к игре. Она была для него средством наказания, а чувство вины материализовалось в бремени долгов. Эта схема, в которой  он видит механизм ухода писателем от блокирующих функций вины и открытии пути для своего творчества.

В этой работе З. Фрейд наглядно продемонстрировал механизмы формирования невроза в эдипальный период: амбивалентность чувств, конституциональная особенность, формирование инстанций Я и Сверх-Я, четко, последовательно и доказательно, а так же, его дальнейшего влияния на жизнь и творчество человека, в виде соответствующего общения с людьми, соматические проявления, принятия ситуаций внешней реальности, выбора определенного сюжета романа и прочее. Через страсть к игре писателя и его последующие раскаяния он отметил, что невроз может быть барьером в реализации творческого начала, но так или иначе оно найдет путь для своего проявления.

Статья была написана в качестве предисловия к учебному изданию «Братьев Карамазовых», имеет общественно-публицистический стиль и издана в 1928 году. Она является достоянием психоаналитической теории и является прекрасной его иллюстрацией.

 
Гусенцова Наталья

Комментировать