Visa MasterCard WebMoney

Наталья Diaz Гусенцова

Уверенное притяжение цели с помощью бессознательного!

Бихевиоризм. Уверенность в себе и манипулирование в ассертивной терапии.

…..Теория и практика ассертивной терапии  (Ассертивный (assertive, англ) – настойчивый, умеющий настоять на своем) (АТ) выросла из моих занятий с психически здоровыми людьми; я пытался научить их эффективно разрешать те конфликты, с которыми все мы сталкивались в повседневной жизни…

В ходе лечения пациентов, к примеру, я обнаружил, что долго сосредоточиваться на том, почему пациент в беде, как прави­ло, бесполезно: это приведет только к отвлеченному и бес­смысленному самокопанию и может продолжаться годы без положительных результатов. Иногда это даже приносит вред пациенту. Намного полезнее сконцентрироваться на том, как пациенту следует вести себя, чем разбирать, почему он ведет себя так, а не иначе!…

….Родители могут заставить своих взрослых детей чувствовать себя встревоженными маленькими мальчиками и девочками. Многие из нас слишком хорошо знают свои реакции на мамино многозначительное молчание по телефону или неодобритель­ный взгляд тещи или свекрови. Не только близкие, но и друзья создают нам проблемы. Если друг предлагает развлечься вече­ром, а вас это не привлекает, но вы не хотите его обидеть, то приходится лгать, и при этом вы чувствуете себя неуютно.

Многие думают, что подобные вещи во взаимоотношени­ях между людьми — признак нездоровья. Вовсе нет. Жизнь всех нас сталкивает с трудностями, и это вполне нормально. Все дело не в наличии проблем, а в неумении адекватно их разрешать.

Весь мой опыт, а так же наблюдения за тысячами людей, с которыми я сталкиваюсь в жизни, позволили мне прийти к следующему выводу: то, что у нас будут проблемы в жизни – вполне естественно; но столь же естетственно и то, что все мы в состоянии их решить…..

В раннем детстве мы ведем себя уверенно и настойчиво. Первое независимое действие младенца — протест. Если про­исходит что-то, что ему не нравится, он тут же дает знать об этом посредством звукового отстаивания своих прав — при помощи плача, крика и воплей в любое время дня и ночи. Мы все в этом возрасте были очень упорны и сообщали о своем недовольстве до тех пор, пока его причина не устранялась. Научившись ползать, мы упорно и настойчиво делали то, что хотели: исследовали все и вся. Если бы малыши не были бы ограничены физически или не спали бы, они не давали бы ни секунды покоя окружающим. Только изобретение детской кроватки, манежа и няньки позволило родителям делать что-то еще, кроме как постоянно «пасти» младенца.

Скоро, однако, младенец превращается в маленького ребен­ка, умеющего и ходить, и говорить, и понимать, что ему гово­рят его родители. С этой поры физически ограничения его по­ведения уже не эффективны. Контроль над ним со стороны родителей с физического меняется на психологический. Вспом­ним знаменитое детское упрямство. Ребенок может даже пре­рвать любимое занятие, чтобы сказать «нет». Еще бы! Ведь в детском упрямстве проявляется врожденная человеческая спо­собность словесно отстаивать себя. Что делают родители? Мно­гие из них, к сожалению, принимают ответные меры: они при­учают детей ощущать себя беспокойными, ничего не знающими и виноватыми. Но с какой целью? Для того, чтобы было легче психологически контролировать их поведение.

Итак, родители заставляют своих детей переживать эти негативные эмоции по двум причинам. Во-первых, чтобы эф­фективно контролировать их природное упорство, иногда раздражающее и взрывоопасное. И это ни в коей мере не говорит о том, что родители бесчувственны или безразличны к своим детям. Они ошибаются, принимая детское упорство в отстаивании своих прав за врожденную агрессивность, ко­торую дети проявляют, когда они рассержены. Во-вторых, родители используют этот метод психологического контро­ля, потому что их родители в свое время также приучили их испытывать беспокойство, ощущать свое невежество и вину.

Приучить к этим чувствам довольно легко. Достаточно вну­шать уверенность в том, что именно твое поведение вызывает ощущение раздражения, что ты — невежда, и что ты виноват. Воспитание исходит от обоих родителей, но мама выполняет большую часть «грязной» работы, поскольку она проводит с вами гораздо больше времени, чем отец. Когда ребенок наводит порядок в своей комнате и убирает на место игруш­ки, мама обычно говорит: «Вот хороший мальчик!» Когда ей не нравится то, что он делает, она говорит: «Ну, что ты за ребенок? Только непослушные дети не убирают свою комна­ту!» Вскоре вы привыкаете к тому, что слово «непослушный», что бы оно ни значило, относится именно к вам. Когда звучит это слово, мамин голос и настроение предвещают нечто ужасно неприятное. Мамы часто говорят своим детям, что они плохие, ужасные, кошмарные, грязные, дурные, несносные, испорчен­ные или даже злые. Но все эти слова означают одно и то же: «Ты! Кто ты такой? Маленький, беспомощный и многого не знающий. И ты должен испытывать беспокойство, испуг и, конечно, свою виновность».

Используя слова «хороший» и «плохой» для контроля поведения ребенка, мама тем самым отрицает свою ответст­венность за то, что она заставляет его делать то, что она хочет (например, чтобы он убрал свою комнату). Эффект, который оказывают на маленького ребенка слова «хороший», «плохой», «правильно», «неправильно» оказывается таким, как если бы мама сказала: «Не делай кислое лицо. Это не моя прихоть, чтобы ты убрал свою комнату. Бог хочет, что­бы ты прибрался!» Здесь подразумевается апелляция к не­коему авторитету, создавшему правила, которые все мы долж­ны выполнять.

Подобный способ контроля — «плохой—хороший маль­чик» — очень эффективен, но по сути это контроль испод­тишка. И честное общение возможно только тогда, когда мама прямо и, опираясь на свой  авторитет, говорит, что это она хочет, чтобы ребенок это сделал. Тем не менее, маме кажется, что будет правильнее научить ребенка различать между «хорошо» и «плохо» с помощью таких общепри­знанных авторитетов, как Бог, правительство, полицейский, злой дядя и тому подобное — с помощью всех тех фигур, которые по-детски воспринимаются главными судьями в об­ласти «плохого» и «хорошего».

Мама редко говорит: «Спасибо. Мне очень нравится, как ты убрал свою комнату». Или: «Я, наверное, надоела тебе своей просьбой убраться, но я действительно хотела, чтобы ты это сделал». Таким признанием мама учит вас тому, что все, что хочет мама, важно уже потому, что она этого хочет, а не поли­цейский. И это правильно. Мама учит вас, что никто не прове­ряет вас, кроме нее — и это правда. Вы не должны чувствовать, беспокойство, вину или нелюбовь к себе только потому, что вам не нравится пожелание и просьба мамы. Вас ведь не учат: все, что любит мама, — хорошо, а что не любит — плохо. Если мама прямо говорит: «Я хочу», в этом нет скрытой угрозы. Это вовсе не значит, что «хорошие» дети любимы, а «плохие» — нет. Вам даже не нужно любить то, что хочет от вас ваша мама, вы просто должны сделать это!

Вот счастливая ситуация: вы готовы ругаться и ворчать на маму и папу, но знаете, что они все равно любят вас! А при­учать вас чувствовать вину, чтобы потом манипулировать ва­шим поведением — то же самое, что заставлять вас любить вкус аспирина до того, как он снимет вашу головную боль….

Первый шаг обретения уверенности в себе — это осознание того, что никто не сможет управлять вашими эмоциями, если вы не допустите этого. Чтобы избавиться от манипулирования своими чувствами и поступками, вы должны прежде всего признать, что вами дей­ствительно пытаются манипулировать….

Права личности придают нам уве­ренность в себе. Без уверенности доверие уступает место подозрительности, сострадание превращается в цинизм, теп­лота и близость исчезают, а то, что мы называем любовью, приобретает «оскомину».

В основе бесспорных и неотъемлемых прав личности ле­жат следующие положения: мы — люди; мы несем ответст­венность за самих себя и за наше собственное благополучие. Давайте рассмотрим наше главное право, из которого выте­кают все остальные.

Человек имеет право быть последним судьей над са­мим собой и над своими поступками.

(Книга Мануэль Дж. Смит «Тренинг уверенности в себе»)

Смысл Бихевиоризма, как области практической психологии, в двух словах заключается в следующем — для того, чтобы решить психологическую проблему не нужно лезть в анналы памяти, семьи и рода (что предлагают такие области психологии, как, например, Психоанализ), а просто изменить свое поведение.

С моей точки зрения, истина, где-то посередине.

Эти самые психологические проблемы сложны тем, что они могут быть разными. Есть действительно проблемы, у которых нет глубоких «корней», и достаточно изменить поведение, и вы измените ситуацию, связанную с этой проблемой. А есть проблемы «с корнями», уходящими в бесконечность или бессознательное? Такую проблему не решить простым взмахом руки, тут будет действовать «закон нерадивого сантехника» — вместо того, чтобы раскопать яму и заделать брешь в трубе он засыпает ручейки, то и дело появляющиеся на поверхности земли в разных местах.

спасатели, помощь, пляж

Вопрос в диагностике! Какая же у меня проблема? Кто сможет помочь именно мне? Боюсь в психологии на данный момент нет области, которая знала бы все ее подходы, да еще и могла определить, какому человеку подходит тот или иной метод в решении его проблемы. Думаю она на подходе — Диагностическая психология. Ведь все отрасли психологии направлены на психологическую помощь, просто у каждой свой способ и очень важно, чтобы вы знали, какой из них подходит именно вам! 

А пока ее нет, могу предложить свои умозаключения для скрининговой экспресс-проверки.

Критерии, по которым можно судить о том, что проблема «с корнями»:

1. Проблемная ситуация повторяется.

2. Она повторяется в разных сферах вашей жизни.

3. Она глубоко «цепляет» вас эмоционально (преимущественно вы испытываете негативные эмоции):

а. эмоции очень сильные,

б. эмоции очень длительные.

4. Она «не выходит» у вас из головы.

5. На физическом плане вы можете ощущать недомогание, напряжение в мышцах и пр. (которое может усиливаться со временем).

Если вы поставили «плюсик» по всем этим пунктам, то это действительно сложная проблемная ситуация, и чтобы разобраться в ней методов Бихевиоризма будет недостаточно.

Если нужна помощь — обращайтесь!

С наилучшими пожеланиями, Наталья!

Комментировать