Visa MasterCard WebMoney

Наталья Diaz Гусенцова

Уверенное притяжение цели с помощью бессознательного!

Зрелая любовь

Часто слышу от клиентов фразу: «Я не знаю, что такое любовь, хотя и часто задумываюсь об этом». С моей точки зрения описание зрелой любви в книге  психолога Емельяновой Е.В. «Кризис в созависимых отношениях. Принципы и алгоритмы консультиировния.» — это наиболее полное представление о любви с точки зрения психологического процесса.

«….Возникает воп­рос: каковы отношения, в которых любовь не становится психичес­кой деформацией или деструкцией личностного развития? Таким це­левым направлением могут стать зрелые отношения любви.

Любовь — это сложное состояние, основанное на эмоциональном переживании своего отношения к кому-либо. Вряд ли кто-то сможет дать полную и исчерпывающую характеристику этому чувству, но все-таки существует ряд отличительных черт зрелой любви. Небольшой эк­скурс в понимание зрелых отношений известными психотерапевтами поможет нам составить о ней наиболее полное представление.

И. Ялом подчеркивает, что зрелая любовь — это не собственничес­кая любовь, она уважает и восхищается партнером, а не использует его для удовлетворения своих потребностей. Она приносит чувство удовлетворения и ощущение гармонии жизни. В ней мало тревоги и враждебности (хотя, конечно, она может заставлять беспокоиться за Другого).

Любящие зрелой любовью независимы друг от друга, автономны, не ревнивы, но в то же время стремятся помочь другому человеку в самореализации, гордятся победами Другого, великодушны и забот­ливы. Зрелая любовь говорит: «Я могу прожить без тебя, но я люблю тебя, и поэтому хочу быть рядом».

Человек, склонный создавать созависимые отношения, ориенти­рован на любовь-сделку, любовь-эксплуатацию. Он не может отдать, не прося ничего взамен. А отдав, чувствует себя использованным, опу­стошенным, обманутым. Но для зрелой личности способность отда­вать — это выражение силы и изобилия. Отдавая, зрелый человек по­лучает удовольствие, и это само по себе уже является компенсацией его эмоциональных, физических и материальных затрат.

Зрелый человек знает своего партнера и реалистично оценивает его качества. Но при этом он ценит его таким, каков он есть, и помогает ему личностно расти и раскрываться его собственными способами — помогает ради него самого, а не ради того, чтобы он ему служил.

Зрелый человек уважает своего партнера, его психологическую тер­риторию и его психологические границы. Любовь рождается на сво­боде и не может существовать в неволе. При посягательстве на свобо­ду она начинает исчезать.

А вот как описывает зрелую любовь К. Теппервайн: «Любовь не при­ходит согласно нашим надеждам и чаяниям. Любовь — дар жизни. И он не связан с тем, буду ли я тоже любим. Зрелый человек вступает в эту связь без каких бы то ни было ожиданий и уж вовсе без требований…

…Любовь — не статическое явление. Это — процесс, который, про­изойдя однажды, не может быть законсервирован. Любовь совершается ежедневно, в каждый момент она приобретает новые очертания и в лю­бой момент она может пробудиться к новому, другому человеку, даже если это противоречит нашим убеждениям и представлениям о морали. Жизни нет дела до наших мифов и заблуждений. Человек может лишь благодарно принимать любовь и радоваться ей, пока она гостит у него, и в любое время должен быть готов к тому, что она может уйти. Только в этом случае у него есть шансы для того, чтобы она задержалась…

…Зрелые потребности в любви:

фловер-147-225x300  Духовно зрелый человек готов по-настоящему понять другого и принимать его таким, каков он есть, со всеми сильными и сла­быми сторонами.

  Духовно зрелый человек желает иметь партнера, которому сможет доверять и довериться, поделившись своими мыслями и чувства­ми, а также потребностями и пристрастиями. Он желает быть с теми, на кого мог бы опереться сам и кого сам сумеет поддержать.

□ Зрелый человек стремится к таким взаимоотношениям, при ко­торых оба партнера имеют возможность полного раскрытия сво­ей индивидуальности и живут в любви друг с другом.

□ Духовно зрелый человек относится к личностному росту и раз­витию другого также серьезно, как и к своим собственным. Он готов и способен соглашаться с другим и быть ему опорой, не отрекаясь от своей индивидуальности и не позволяя причинять себе ущерб.

  Духовно зрелый человек готов отвечать за свою судьбу и за судь­бу партнера.

□ Духовно зрелый человек знает, что партнерские отношения не вечны и, следовательно, могут прерваться. Но он знает также, что это никак не отразится на его ответственности и любви, и благодарен каждому дню жизни».

Дж. и М. Пауль утверждают, что личная ответственность — неотъем­лемая составляющая зрелой любви. Каждый из нас сам несет ответ­ственность за выбор партнера, свое поведение, свои реакции на по­ведение партнера и за его последствия. Никто кроме нас не может нести ответственность за чувства, появляющиеся в результате наших решений, независимо от того, радостны они или горьки. Мы имеем определенные черты характера, которые лежат в основе наших взаи­модействий, а также характерные модели поведения, пристрастия и ожидания.

Для многих людей ответственность означает вину. На самом деле, мы ни перед кем не виноваты (если, конечно, не нарушаем закон). Но и перед нами никто не виноват. Мы отвечаем только за свои по­ступки и за те последствия, которые нам придется переживать в ре­зультате этих поступков — отвечаем перед собой. Но мы не несем от­ветственности за реакции других людей на эти поступки. Обратное также справедливо: мы сами отвечаем за нашу реакцию на поступки других людей.

У каждого из нас есть свое собственное представление о счастье и любви. Если мы считаем своего партнера ответственным за наше сча­стье, мы сердимся, когда не получаем желаемого. Но в действительно­сти он не несет ответственности за то, что у него другое представление о счастье, не совпадающее с нашим. Это мы несем ответственность за то, что выбрали неподходящего партнера.

Когда мы пытаемся заставить другого человека подчиниться нашему мнению, он готов пойти на любые крайности, чтобы защитить себя от контроля и давления. Когда нам пытаются навязать свои ценности, мы сопротивляемся, потому что мы имеем право на собственное представление о счастье.

Зрелая любовь говорит: «Я сделаю все, что в моих силах, чтобы по­мочь тебе оптимально реализовать свои способности, даже если это означает, что иногда тебе придется быть далеко от меня и делать что-то без меня. Я люблю тебя и поэтому хочу, чтобы ты достиг всего».

На мой взгляд, любовь всегда имеет некоторую степень созависимости, поскольку возникает и развивается в условиях некоторого де­фицита любви. Кроме того, человек с абсолютной гармоничностью и полнотой «оболочки Я» — это некий идеал, к которому мы стремим­ся, но который все-таки не достижим. Поэтому, даже когда речь идет о «зрелой личности», мы можем предположить, что подобный человек обладает некоторым вакуумом, благодаря которому притягивается зна­чимый Другой. Причем притягивается именно благодаря присутствию в нем тех качеств, или «полнот», которых по каким-то причинам не хватает.

Продолжая развивать метафору «оболочки Я», можно предста­вить себе, что абсолютно целостный человек обладает гладкой и упругой и наполненной оболочкой, в которой уже нет места Друго­му. И этот человек абсолютно самодостаточен. Однако, поскольку обычно люди имеют не настолько полную оболочку, то в ней обра­зуется пространство для другого Я, которое может частично про­никнуть в него. Практически это означает, что, испытывая любовь к Другому, человек хотя бы частично «перенимает» его взгляды, его представления о себе, присоединяется к его устремлениям, целям, принимает его способы взаимодействия с окружением и т. д. Он до­полняется партнером и ощущает себя более наполненным и сбалан­сированным, чем раньше.

До определенной степени подобное дополнение друг друга только помогает развиваться их Я, не нанося вреда и оставляя достаточно про­странства для собственного, отдельного самоопределения. Но имен­но их присутствие в Я друг друга делает утрату партнера столь болез­ненной.

С другой стороны, подобная утрата не может навредить их Я на­столько, чтобы была потеряна самоидентификация или произошло значительное опустошение. Ощущение вакуума в период пережива­ния горя проходит, как только Я самостоятельно заполнит образовав­шиеся пустоты, используя внутренние ресурсы.

Совсем другая картина наблюдается, если отношения были взаи­мозависимыми, то есть взаимное проникновение в Я партнеров было столь значительным, что при утрате оно не может быть компенсиро­вано самостоятельно, и Я остается опустошенным. Именно поэтому созависимый человек не может оставить своего партнера, даже если прекрасно понимает, что жить с ним дальше не только тяжело, но и опасно. Для него опасность опустошения своего Я значительно страш­нее, чем опасность душевной или физической боли, причиняемой любимым.

Что происходит, если один из партнеров имеет достаточно напол­ненную оболочку Я, а второй — опустошенную? Совершенно очевид­но, что «наполненный» партнер сразу станет «донором» для «опусто­шенного». Вероятно, их представления о глубине взаимного проник­новения будут значительно различаться, и как только определенный предел будет пройден, более достаточный человек начнет испытывать сильный дискомфорт. Его естественным стремлением будет внутренне отодвинуться от партнера, чтобы ослабить силу его воздействия. Но именно это спровоцирует «подпитывающегося» партнера увеличить интенсивность проникновения и оккупации.

Как только «наполненный» человек почувствует, что его структуре Я грозит реальная опасность (фактически, он будет переживать жест­кое ограничение реализации своих интересов и возможностей для до­стижения индивидуальных целей, критику собственных качеств, ко­торые воспринимались им как позитивные, принуждение вести чуж­дый и не желаемый образ жизни и т. д.), он, скорее всего, поспешит покинуть партнера, поскольку для него частичное и временное опус­тошение Я будет представляться менее опасным, чем полное его раз­рушение. Таким образом, «употребляющий» чужое Я придет именно к тому, чего боялся больше всего, и тем самым еще раз подтвердит для себя сценарий отвержения.

Если же по каким-то причинам «наполненный» человек не сможет оставить партнера (например, для сохранения близких отношений с детьми, из-за чувства долга и пр.), он вынужден будет усилить защиты или оказаться вовлеченным в созависимость, которая постепенно бу­дет разрушать его Я.

Есть и более оптимистический вариант развития подобных отно­шений. С помощью «наполненного» партнера опустошенный человек может постепенно создавать себя заново, подобно тому, как это про­исходит в психотерапии, при условии, конечно, что невроз одного из них не зашел слишком далеко, а другой обладает достаточной терпи­мостью, терпением и другими качествами, которые позволят ему по­могать любимому, не опустошаясь.

Итак, зрелые отношения любви — это отношения людей, которые, Дополняя друг друга, остаются отдельными, целостными личностями, имеющими достаточно возможностей для индивидуального самораз­вития и обладающие внутренними ресурсами, независимыми от парт­нера…..»

С пожеланиями зрелой любви, Наталья!

Комментировать